Главная :: Видеофильмы :: Аудиокниги :: Слайд-шоу и Скринсейверы :: Почта :: Ссылки ::  

АННА ЗУБКОВА

 

“Человек может проделать этот бесконечно долгий путь в течение одной единственной жизни, если он концентрирует свою волю исключительно на этой цели”.

Элизабет Хейч [26]

Вместо Вступления

Мне очень хотелось бы написать книгу о Владимире Антонове — духовном Мастере, который посвятил свою жизнь, жизнь учёного, — исследованию и анализу всего мирового религиозного и эзотерического опыта. Сам, пройдя весь Путь до познания Бога-Отца в Его Обители и Слияния с Ним, он написал десятки книг на эту тему. Он разработал методологию Прямого Пути к познанию Творца — чёткие, устойчивые ступени, позволяющие тем, кто избрали Бога как свою единственную Цель, как высший смысл жизни, как единственную Любовь, — идти этим Путём и пройти его.

Но написать книгу о нём у меня не хватает способностей и умения, я могу рассказать лишь о том, как я сама шла и иду по ступеням этого Пути, о том, как падаю, поднимаюсь и иду снова. Я попробую рассказать о том, какая это бесконечная радость — познавать Бога, какое это великое счастье — любить Бога! Я попробую рассказать, на примерах из своей жизни, — как нежно и бережно ведёт Бог тех, кто Ему вверяются.

Но всё, что я поняла, осознала и сделала на этом Пути, сделано под чутким, нежным, иногда почти незаметным со стороны руководством Владимира Антонова.

Действуя в лучших индийских традициях, следовало бы посвятить мой труд “лотосным стопам моего Гуру”… Но “лотосные стопы” обуты в изношенные кеды или резиновые сапоги, бывалая штормовка летом и не менее бывалый ватник зимой являются его монашеским одеянием. За плечами — рюкзак. Он идёт и ведёт за собой тех, кто могут и хотят идти с ним, тех, для кого Любовь к Богу превратилась в неугасимую потребность приблизиться к Нему, слиться с Ним, тех, для кого это стало единственной целью, смыслом этой земной жизни…

Я могу рассказать только о том, как это происходило и происходит со мной…

* * *

Моё восприятие Владимира в первые месяцы ученичества состояло из смешения любви, благоговейного трепета, почти страха и бесконечной благодарности за то чудо восприятия живой реальности Бога, которое он нам дарил. Даже сейчас, когда прошло много лет, когда страх и благоговейный трепет давно уступили место удивительно близким, родным отношениям, подобным тем, которые сложились у нас с невоплощёнными Божественными Учителями, — всё же это не стало привычно-обыденным.

Его мягкая, плавно текущая манера говорить, двигаться — разительно отличалась от всего, что я когда-либо видела. Это вовсе не было медлительностью или вялостью! Но то, что проявлялось как слова или движения, составляло лишь малую часть его бытия, оставляя возможность невероятному по силе Покою подниматься из Глубин и воздействовать на нас.

Он объяснял — не только словами, а мы воспринимали — не только умами. Мы обучались — сразу как сознания…

Многолетняя привычка жизни в теле, как тело, — нуждалась в радикальном изменении. И Владимир сбивал шаблоны поведения и мышления, присущие нам, — неподражаемой манерой шутить, яркими примерами из жизни живой природы и людей, неожиданными поворотами медитаций…

У Владимира всегда получалось делать нашу жизнь исчерпывающе наполненной: и труднейшими медитациями, и глубоким растворяющим покоем, и красотой и гармонией природы, и весельем и шутками, и новыми вариантами служения Богу.

 

Вернуться к содержанию

Выбор

“Свобода воли человека, по большому счёту, проявляется в том, что он сам выбирает, в какой части Абсолюта он будет далее существовать”.

Великан [6]


… Однажды мы работали, а потом отдыхали в пойме небольшой речки. Это — удивительной красоты место! Маленькая речка, которая весной разливается здесь на огромном просторе, спокойно струила свои воды в петляющем русле. Заливные луга окружали нас мягкими волнами трав почти до горизонта.

Здесь — особенное по энергетике место: место силы. Ровным и спокойным течением разлилась над всем этим огромным простором поймы “Река” Святого Духа, именуемая Пранавой.

Мимо шли двое пастухов с бычками. Они шли в Потоке Живого Божественного Света, но не видели и не ощущали Его. Как и большинство людей, они не чувствовали здесь ничего особенного…

Они пожелали нам приятного отдыха и, приняв нас за рыбаков, сказали, что вот на Вуоксе-то рыбалка лучше, чем здесь… С этого начался разговор…

Владимир:

— Спасибо, но мы не едим ни мяса, ни рыбы. Ведь Бог заповедал людям: “Не убивай!”

Первой реакцией пастухов было удивление. Затем один из них, отмахнувшись рукой, пошёл своей дорогой, а вот второй никак не соглашался:

— Как можно не убивать? Ведь я — есть должен! Я много работаю и не могу без мяса!

Владимир:

— Животные чувствуют боль и умирают в мучениях. Какое мы имеем право убивать — ради, всего лишь, удовлетворения своих вкусовых прихотей? Люди вполне могут полноценно жить и работать, питаясь безубойно.

— Я ведь их сам убиваю, быстро и без мучений! Я не хочу, чтобы они мучались: я знаю, что такое боль! — возражал пастух.

— Каждый сам делает выбор: убивать или не убивать, есть или не есть, любить или ненавидеть… Но то, кáк мы живём на Земле при жизни тела, — а ведь это есть только краткий отрезок жизни души — но именно это определяет наши судьбы и сейчас, при жизни тела, и после его смерти.

— А Вы что: знаете, что будет после смерти? — живо заинтересовался пастух.

— Да, знаю. Я учёный и занимаюсь как раз этими исследованиями. Я знаю, что души, живущие в злобе и ненависти, оказываются после смерти среди себе подобных в аду, и, наоборот, души, живущие в любви и добре, — обеспечивают себе райское существование после развоплощения.

Мы лишь сравнительно немного времени проводим на Земле в воплощённом состоянии. И тем, как мы сейчас живём, мы определяем свои судьбы на будущее.

— А Вы откуда это знаете? Вы там что — были после смерти?

— Да, был.

— А сюда обратно — зачем? Не понравилось там?

— Понравилось!

— Тогда зачем?

— Бог вернул.

— И что? Учить нас теперь будете?

— Нет, не учить, но объяснять тем, кто хотят это знать.

… Тогда пастух стал валить все свои беды на государство: мол, оно во всём виновато…

Но Владимир возразил:

— Да, виновато во многом. Но каждый человек отвечает перед Богом за себя сам.

Есть две важнейшие “вехи” в жизни каждого человека: Бог и смерть тела.

И то, как мы проживаем эту жизнь, — это ведь именно наш выбор, наш — и больше ничей! Никто и ничто не является оправданием нам в том, как мы жили, что выбирали, что делали в этой жизни…

* * *

… Когда-то, тоже как бы случайно, Владимир встретил и меня. Тогда-то и “перевернулась” вся моя жизнь...

Он тогда почти ничего не говорил, только упомянул про свои книги...

Но, читая их, я осознала, что ведь… рядом со мной живёт человек, который прекрасно знает Иисуса и познал также и Творца!… Его книги показывают Путь преображения себя как души до самого конца: до обретения истинного Совершенства!

… И Бог и для меня, благодаря ему, теперь перестал быть “далёким”, “непознаваемым”, “недоступным”. Он стал моим Реальным Любящим Учителем!

Но попробую рассказать об этом подробней…

* * *

Каждый человек сам всё время делает свои выборы — как вообще жить и для чего, как поступать во множестве конкретных ситуаций… Иногда эти выборы — осознанные, иногда — чисто рефлекторные: или по шаблонам, привитым воспитанием, или на основе подражания…

Это может быть подобно тому, как, включив телевизор, кто-то выбирает программу философскую, по медицине, по естествознанию — или с боевиком, с фильмом ужасов, со слащавой мелодрамой… А другому — и это неважно: надо лишь, чтоб “бубнело и картинки показывало”…

Так и мы все постоянно избираем то, как прожить каждый следующий отрезок своей жизни.

Человек же, вставший на духовный Путь, делает такие свои выборы именно осознанно. И Бог тогда может активно направлять его движение: человек и Бог начинают действовать в сотрудничестве.

 

Вернуться к содержанию

Начало этой жизни

“Существует некое преображающее прикосновение Бога к душе, после которого прежняя жизнь в грехах и пороках более становится невозможной, немыслимой для неё. Это называется момент истины”.

Апостол Марк [6]


Родилась я во вполне “нормальной” по тем временам для нашей страны атеистической семье, правда, очень дружной и наполненной любовью и уважением друг к другу.

Верующей в бытие Бога была лишь одна из бабушек. Запомнилось её твёрдое убеждение: церковь — это одно, а Иисус Христос и Его Учение — совсем другое. Она верила Иисусу и не верила попам.

Верующей я тогда, однако, не стала. Я была вполне соответствующей окружению “пай-девочкой”-атеисткой.

Но образ Иисуса, благодаря бабушке, в памяти остался…

И когда, учась в 9-ом классе, я впервые читала запрещённую тогда Библию, которую мне дали на несколько дней, — Евангелия затронули меня очень глубоко.

Но… моя детская реакция была такой: “Как жаль, что это — сказка! А как было бы здорово, если бы всё это было правдой!…”

Мне нужно было ещё многое прочитать и осмыслить — прежде, чем пришло понимание Бытия Бога.

… Когда это, наконец, произошло, я, уже взрослая, осознанно приняла крещение.

К этому моменту у меня уже не было сомнений в том, что Бог — Един, а религиозные верования разных народов лишь отражают варианты способов Его почитать. Но, раз уж я живу в России, — то пусть моим путём будет православие.

* * *

Бог постоянно стучится в наши сердца. Надо лишь… открыть Ему дверь своего духовного сердца.

Когда это случилось со мной — Бог попытался сделать мне величайший подарок в жизни: живого воплощённого Мастера!

Но я… ещё не была готова узнать его… Я ведь была вполне удовлетворённой своей жизнью: считала себя верующей и не видела необходимости искать чего-то большего… И более того: даже не догадывалась о такой возможности…

Говорят, что, когда ученик готов, — приходит Учитель. Но, если ученик ещё не совсем готов: не ищет Учителя и не хочет вовсе быть учеником…, — то всё происходит не так гладко… Богу приходится тогда приложить немало усилий…

Это было так:

Я тогда работала на киностудии “Ленфильм” художником по костюмам. Сценарий, который мне предложили, представлял собой пародию на тему сотворения мира. Когда до меня дошло, что не имею права участвовать в создании фильма, в котором будет высмеиваться идея Бытия Бога, когда я осознала недопустимость для меня такой работы, — я некоторое время не решалась объявить об этом во всеуслышанье коллективу атеистов. Но потом всё же решилась — и отказалась от участия в работе, честно произнеся вслух причину отказа:

— Я верю в Бога!

Так я сумела пройти это маленькое испытание.

И чудеса начались сразу же! На следующий же день мне предложили работу над другим фильмом. И… вскоре прямо в костюмерную киностудии пришёл Владимир Антонов: ассистентка по актёрам, случайно встретив его, сумела уговорить, упросить сняться в эпизоде фильма.

Я тогда ещё и не подозревала, насколько эта встреча изменит мою жизнь. Но в памяти запечатлелись каждое слово, каждая мысль при той встрече: они оказались как бы зафиксированными на внутренней киноплёнке в чуть замедленном движении.

Вначале, когда он вошёл, я не заметила ничего особенного, только старую, давно вышедшую из моды одежду, правда, идеально чистую. У меня даже промелькнула мысль: “Когда люди приходят в приличные места — можно было бы и одеться получше!” Потом за эту мысль мне было очень стыдно…

Пока мы шли в пошивочный цех и обратно, Владимир сказал мне, что прямо вот здесь, в киоске в вестибюле киностудии, продаются его книги.

А я продолжала думать: “Как много на свете странных людей!… Причём на киностудии их встречаешь намного чаще…”

Попрощавшись до съёмок, я продолжала ходить на работу и с работы мимо того киоска с книгами… Но мне было всегда “так некогда!”, что я даже не взяла их в руки…

… Наступили съёмочные дни. Когда с 7 утра одеваешь 500 человек массовки в костюмы эпохи Петра I, то внимание рассеивается. Но всё же я заметила: он оделся на этот раз в джинсовую куртку и джинсы. Мне стало почему-то вдруг очень приятно: как будто это сделано было для меня… Его теплом и нежностью как бы обняло, я почувствовала Любовь и Покой, исходящие от него. Это запечатлелось как очень значимое…

Я продолжала суетиться, у меня было так много “дел”: всем поправить костюмы, всё проверить… И когда он подошёл и заговорил со мной, я продолжала торопиться, по инерции куда-то хотела бежать, что-то делать… А он взял мои руки в свои — и говорил со мной: говорил очень просто… А я пока ещё не понимала…

… Так Бог познакомил меня с моим будущим Мастером.

… Потом я ещё целый год читала и вновь перечитывала его книги… А когда было трудно, больно, плохо — грелась мыслью о том, что прямо здесь, в этом городе, живёт этот человек — который познал Бога, я его видела, и он держал меня за руки…

* * *

До той встречи я никогда не искала специально духовную литературу. Подобные книги приходили в мою жизнь время от времени… как бы сами собой. Я читала их, анализировала и выстраивала из того, что мне казалось похожим на правду, фундамент своего мировоззрения. Устоявшиеся мысли-кирпичики в этом фундаменте чередовались с пустыми местами со знаками вопроса. Но я не пыталась сама искать ответы на эти вопросы, а только лишь очень радовалась, когда ответы находились как бы сами и заполняли пустые места.

Когда же я читала книги Владимира Антонова, то получала уже готовый фундамент — прочный, реальный, безусловный. Всё, что было моим мировоззрением раньше, соотносилось с ним, как эскиз на бумаге со всеми присущими ему недочётами — с уже готовым, реально существующим, устойчивым зданием, причём именно с тем самым зданием, которое мне самой хотелось создать!

Я легко приняла всё, что там было написано! Я нашла там всё, чего мне не хватало, и ещё намного больше того — то, о чём я и не начинала ещё задумываться. Я читала и перечитывала книги одну за другой. Всё самое ценное и истинное из всех религиозных концепций было собрано, объяснено и проанализировано в них самым тщательным образом! В самой доступной для понимания форме были изложены высшие знания о Творце, о смысле человеческой жизни и путях реализации этого смысла. Мне оставалось лишь читать, осознавать и впитывать в себя эти знания.

Всё, что я прочитала, было так грандиозно, реально, и в то же время… просто! В этих книгах было написано не только о том, как и для чего Бог создал всё во вселенной, по каким законам Его Бытия всё развивается, но и о том, что из этого следует: что должен делать каждый из нас — людей, воплощённых Богом на планете Земля.

Анализируя себя по приведённым в книгах Антонова схемам психотипизации людей, я при всём желании не могла найти своё место где-нибудь поближе к вершинам этих схем. Мои несовершенства — во всей своей красе и полноте — вдруг обрушились на меня! Поняв, что не доросла ещё до настоящей духовной работы, я взялась за изменение в себе всего того, что ей не соответствовало по этическим нормам.

 

Вернуться к содержанию

Начало работы над собой

“… Есть чудо, которое возможно совершить… человеку: это — когда он, полный искренней веры, решается вырвать из своей души все дурные помыслы и, чтобы достигнуть Цели, не ходит более по путям беззакония”.

“Жизнь Святого Иссы”, 11:8 [17]


Вначале надо было стараться осознавать, фиксировать умом и подавлять свои грубые эмоциональные состояния: гнев, раздражение, ревность, жадность и т.д.

Также нужно было учиться любить все существа, в том числе, тех наших меньших братьев и сестёр, которых почему-то человечество упорно стремится “любить” в качестве вкусной еды.

Переход на безубойное питание явился для меня первой трудностью. Но она заключалась вовсе не в том, чтобы удерживаться от желания есть мясо или рыбу: я совершенно спокойно не употребляла убойную пищу, ещё соблюдая посты, принятые в православии. Трудно было другое: поломать стереотип “стыдно быть, не как все”.

И Богу приходилось воспитывать меня, в том числе, через боль: чтобы я научилась не причинять боль другим.

Е́ду, например, в Москву на съёмки фильма и про себя решаю: “Это будет как-то неудобно: выпендриваться — когда всех на съёмочной площадке кормят одинаково! Не будут же для меня готовить отдельно!”

… И — заболеваю с температурой под сорок. Два дня ещё пытаюсь ходить на работу… Потом, лёжа в гостиничном номере, размышляю о том, как неудобно умирать в чужом городе: сколько хлопот друзьям и родственникам будет по доставке трупа!… Температура не опускается ниже сорокоградусной отметки и не сбивается никакими лекарственными средствами… Голова раскалывается от невыносимой боли… Преследует навязчивая мысль о теле, которое вот-вот “отдаст концы” и его “некуда будет деть”...

Наконец, осознаю, что надо раз и навсегда безоговорочно перейти на безубойное питание! И… выздоравливаю почти мгновенно!

* * *

Всем, что я поняла и узнала, очень хотелось поделиться с кем-то, обсудить. Но тут я с удивлением натолкнулась на тотальное непонимание! Та истинная реальность, которую я видела на каждой странице книг Антонова, не производила на моих знакомых и друзей никакого впечатления! Даже тем, кто, вроде бы, верили в бытие Бога, было вполне достаточно… лишь вспоминать о Его существовании по “праздникам” или в несчастьях, а в остальное время было удобнее жить,… вполне обходясь без Него.

Но Бог сделал мне ещё один великий подарок: друга на этом Пути — Марию. Это оказался не временный спутник: мы, помогая и поддерживая друг друга, идём со ступени на ступень духовного Пути и сейчас…

Познакомились мы тоже на киностудии, работали вместе, иногда обменивались книгами, разговаривали о наших детях… Однажды я дала Марии книги Антонова — и получила взамен для прочтения книги Карлоса Кастанеды с Учением Хуана Матуса.

… Лишь немногие люди при чтении книг Кастанеды способны увидеть за занимательным мистическим сюжетом — реальную работу Бога с Его воплощёнными учениками…

Мария не только увидела эту реальность. Но, читая и перечитывая те книги, она… ждала, когда же Сонорская пустыня вместе с Нагвалем* окажутся здесь, рядом. И вот — ведь дождалась!

С этого момента началась наша совместная работа над собой. Мария, сразу поняв приоритетность именно нравственной, этической стороны духовного роста, перешла на безубойное питание легко: так, будто это само собою разумелось всегда.

Мы много читали, обсуждали, искали способы борьбы со своими “комплексами”, с ленью, с раздражительностью и всем прочим негативным, что удавалось в себе обнаружить.

… И очень помогало ощущение того, что каждое утро на другом конце города в 6 часов утра, в то же время, что и я, Мария делает те же самые психофизические упражнения, которые были описаны в книгах Владимира Антонова...

* * *

Я, однако, скромно оценивала свои успехи.

Бог — тоже…

И Ему пришлось меня чуть-чуть попугать…

Однажды ночью я проснулась с полным пониманием того, что, если я не буду готова прямо сейчас начать серьёзную работу над собой, то уже в самом ближайшем будущем меня ждут рак и мучительная смерть…

Утром же я написала Владимиру Антонову письмо.

Он позвонил мне по телефону уже на второй день. Хотя… письма в нашем городе никогда не доходят столь быстро…

Он пригласил нас в гости…

Когда я рассказала об этом приглашении Марии — её реакция была такой: “Уже началось? Ой, как страшно и здорово!”

… Мы приехали заранее. Были сильный мороз и ветер, нас колотило от холода и страха. Мы нашли подъезд и квартиру, но… ещё полчаса ходили вокруг дома: чтобы придти точно вовремя, не раньше и не позже. Понимание, что вот сейчас твоя внутренняя сущность предстанет обнажённая, что ты будешь видна такая, как есть, без прикрас, — эта мысль не прибавляла нам смелости.

… Дрожащая рука звонит в звонок. Дверь открылась… На пороге нас встречал Владимир.

… Когда незнакомого человека принимают в объятья, целуют — это вводит в мир иных отношений: в мир, где царит Любовь и все — дети Бога, а духовного Мастера нужно называть “на ты”.

Самое удивительное, что запомнилось от той встречи, это была тишина. А от молчания было не неловко, а… хорошо, спокойно.

Я всегда прежде очень стеснялась молчания в присутствии незнакомых мне людей. Мне делалось от этого… напряжённо. Здесь же — всё напряжение, весь мой внутренний “зажим” от желания выглядеть получше, вести себя и говорить правильно, отступил, смываемый мягкой волной покоя и тишины. Было ощущение, что в этом покое можно плыть, расслабившись полностью, раствориться.

Растворяться я, конечно же, тогда ещё не умела. И поэтому — то всплывала на поверхность лёгкого волнения, то вновь окуналась в блаженство того покоя.

Конечно же, мы и говорили. Владимир рассказал о том, что у меня есть некий “задел” от прошлого воплощения, что я уже живу в анахате. Он говорил, что у меня уже развиты руки духовного сердца, что, когда я поправляла костюмы на актёрах, из моих рук лился свет — поэтому-то он и обратил на меня особое внимание…

Владимир очень мягко и нежно затронул тему моего православного воспитания и предложил оставить узкие рамки религиозной обрядности. Он говорил о православной церкви только хорошее и вспоминал — с благодарностью к ней — своё собственное православное прошлое. Этого разговора на данную тему оказалось для меня достаточно.

 

Вернуться к содержанию

Первые занятия

“Царствие Небесное усилием берётся,

и употребляющие усилия восхищают его”.

(Мф 11:12)


Первые попытки активно менять себя у меня начались ещё примерно в 8-ом классе средней школы, когда я поняла, что “закомплексованная”, стеснительная и до глупости гордая девочка ничего не сможет в этой жизни, если не станет… своей противоположностью.

Теперь же эта работа обрела новый — высший — смысл. Я делала это уже не для себя, а для Бога. А значит, уже нельзя было потакать своим слабостям! Каждое утро — зарядка, психофизические упражнения и т.д., даже если на работу к 7-ми утра, даже если спала всего 2-3 часа. И так — не один месяц.

Мы тогда осваивали курс раджа-йоги. Конкретные упражнения описывать не буду: они подробно изложены в книге [7].

К нашим встречам с Владимиром я всегда заготавливала список вопросов, которые намеревалась задать ему. Но это мне никогда не удавалось! Владимир начинал говорить… — и сам отвечал на все мои так и не заданные вслух вопросы…

Уже на второй такой встрече произошло очень значимое для меня событие.

Я ещё сидела на полу на коврике после шавáсаны — завершающего релаксационного упражнения. Усталость и счастье одновременно были так велики, что не хотелось шевелиться и говорить.

Владимир вдруг спросил:

— Кто это здесь с нами из Божественных Учителей?

И через него же наш Гость ответил:

— “Бог Солнца” — Ассирис.* Я вёл Аню в прошлом её воплощении и очень рад тому, что она сейчас здесь!

И Ассирис далее рассказал о том, что в прошлой земной жизни я была воплощена на севере Новгородской Руси. Там была духовная Школа, которой руководил Ассирис. Ступени обучения в той Школе вели к познанию единого для всех людей Творца.

… Я с трудом вспоминаю слова, которые тогда говорились, потому что Ассирис — мой прежний Божественный Учитель — вошёл Сознанием в моё тело, даруя Блаженство полного ощущения Себя…

Для меня это было тогда впервые. Свет и Любовь заполнили, захлестнули настолько, что я не могла пошевелиться, по щекам лились слёзы счастья. То, что было вокруг, почти перестало восприниматься. Всё было заполнено чудом прикосновения к Живому Богу, Который, наконец, занял в моём сердце Своё законное место…

Бог — Живой Бог! — пришёл в мою жизнь так реально, как входит самый любимый человек. Я в этой жизни никогда прежде не испытывала такой сильной любви! Ибо столь долго ждала: когда же придёт тот Главный Любимый, имя Которому — Бог…

* * *

Вот так мы при встречах с Владимиром получали прикосновения к Богу — а потом вновь окунались в суету земной жизни… При этом мы должны были каждый раз не утонуть, не захлебнуться в ней, выплыть.

Мне всё время казалось, что вот сейчас марафон закончится и будет передышка, остановка. Но остановки не было: просто как бы начала раскручиваться, разжиматься некая пружина, давая моей жизни всё большее ускорение, — чтобы наверстать упущенное время того духовного безделья, которое прежде считалось моей “сознательной” жизнью...

 

Вернуться к содержанию

Места силы

“Бог — Великий Бесконечный Вселенский Бог — есть Любовь. И для того, чтобы приблизиться к Нему, познать Его, влиться в Него, — мы тоже должны стать очень-очень большой любовью!”

Владимир Антонов

(Из фильма “Саттва весны”)


Потом мы поехали в лес на место силы Ассириса. Начинало сбываться то, о чём я и не смела мечтать…

Огромный шар Живого Божественного Света, видимый глазами сознания, развиваемого в качестве духовного сердца… Сияющее Солнце Божественной Любви… Снова — интенсивнейшее Блаженство от Соприкосновения…

Кажется, сгораю от счастья — и прошу, молю:

— Ассирис, каков Ты? Так хочется увидеть, услышать, понять, почувствовать Тебя ещё полнее — во всей Твоей Божественной Вездесущности!

Владимир подошёл, видя мои мучения:

— Выйди из анахаты назад. И попробуй оттолкнуться от спины тела руками сознания. Тогда ты сможешь выплыть в Свет Сознания Ассириса. Потом можно попробовать слиться с Ним, заполняя Его форму.

Через час пыхтения и старания, сменявшихся лишь на секунды пронзительным ощущением блаженного Слияния, я выдохлась и устала так, как не уставала никогда в жизни.

… Пока мы шли к костру, Владимир спросил как бы между прочим:

— Ну как: получилось, понравилось?

Я растерялась, не зная как отвечать. Ведь я вообще не имела ещё представления о том, как ЭТО должно получаться!

Он улыбнулся, заверил, подбадривая, что получилось… И стал объяснять, как постепенно развивается сознание человека. Вначале оно у большинства людей бывает подобно сгусточку размером с теннисный мячик и прикреплено к какой-нибудь чакре. Методы раджа-йоги позволяют научиться перемещаться сознанием по энергоструктурам тела и заодно очищать их. Когда энергии тела и само сознание оказываются в должной мере очищенными и утончёнными — можно начать учиться выходить из тела, настраиваясь по уровню тонкости на Божественного Учителя. Следующие шаги — наращивание величины, объёма сознания; это называется его “кристаллизацией” — по аналогии с ростом кристалла в благоприятной для этого среде.

… Потом мы обедали и отдыхали у костра. После этого — получили домашнее задание: работать дальше по прочистке и развитию чакр. В том числе, надо было петь специальные мантры для чакр.

Чтобы показать, как это делается, Владимир встал, откашлялся слегка, и потрясающе высоко пропел все мантры. Они звучали нежно, тонко, всё пространство заснеженного леса вокруг заполнилось звучанием голоса, который, казалось, не мог принадлежать его телу. Он — с его мягкой пушистой бородой, обрамляющей лицо, в ватнике и резиновых сапогах — стоял перед нами, а звучание мантр наполняло собою всё пространство вокруг. Тело, казалось, не имело к этому отношения. Вся прозрачность воздуха, вдруг ожившая и огромная, состояла из мягкого потока голоса…

… Эти камертонные настройки для чакр позволяли нам сделать свои тела с их энергоструктурами — инструментами, пригодными для дальнейшей работы по совершенствованию сознаний.

* * *

Он оставил нас на некоторое время работать самостоятельно.

Я ощущала и наблюдала, удивляясь и восторгаясь, как мощно Бог вошёл в мою жизнь и потеснил “мусор и хлам” в моём повседневном существовании.

Теперь я каждое утро, просыпаясь, вспоминала Ассириса. Он тотчас приходил — и наполнял радостью и надеждой.

Когда же я “забывалась” в городской суете, то, бывало, вдруг сквозь мглу туч при мокром снеге — на несколько секунд на небе показывался солнечный диск… — и я вспыхивала от радости, вспоминая Ассириса. А внутри сознания начинали звучать строки стихов. Я не сочиняла их: они начинали звучать как бы сами — как некий ритм, постепенно наполняющийся словами… — словами, уводящими за грань мира иллюзий…*

* * *

Мы каждое утро делали заданные упражнения и пели мантры для чакр, прячась в ванных комнатах: чтобы не будить родственников неумелыми завываниями в 6 часов утра. А соседи сверху и снизу, наверное, удивлялись подозрительному гудению от водопроводных труб…

И так хотелось — скорее, дальше!

И вот, Владимир звонит и зовёт нас на новое занятие.

Я сообщаю об этом Марии… Но она отвечает, что в этот день занята, не может освободиться от работы…

То, что потом творилось с ней, стало для меня на всю жизнь объяснением того, что значит идти на пределе возможностей. Её отчаяние было оттого, что Бог не берёт, не пускает её дальше к Себе… И, если не сейчас, то ведь другого раза может никогда не быть! “Птица свободы летит — и она никогда не останавливается, и не возвращается назад” — это было то, чему научил Хуан Матус через книги Кастанеды. Её отчаяние было столь велико, что я не знала, что и делать. Утешать было бесполезно…

Но всё разрешилось очень просто. Бог завершил это испытание, и Владимир всего лишь перенёс время встречи на два часа, чтобы Мария успела и на работу, и на наше занятие.

… Итак, снег с дождём, под ногами хлюпает, небо в тяжёлых серых тучах...

Но перед нами — чудесное растение силы — тополь. Он отличается от всех окружающих его тополей огромным коконом тонкой и светлой энергии, полностью созвучной энергии развитых человеческих духовных сердец. Это — тёплая нежность и свет, который можно видеть сознанием, несмотря на сырость и пасмурность вокруг. Можно также ощущать границу кокона снаружи и изнутри, заполнять кокон собою — собою в качестве духовного сердца. Или можно даже уходить концентрацией сознания ниже поверхности Земли — туда, где кокон охватывает мощные корни тополя. Поверхность Земли при этом перестаёт восприниматься, мы свободно проходим сквозь земную твердь…

Но этот тополь — даже не просто дерево с анахатной энергетикой: это — сознание, в прошлом имевшее человеческие воплощения. И через жизнь в древесном теле оно сейчас осваивает тот покой, который не сумело освоить тогда, когда жило и любило как человек, дарило любовь…

С этой душой можно было говорить, общаться эмоционально... Реальность общения сознаний по ту сторону от физического мира стала тогда для нас столь очевидной, что уже невозможно было не понимать, что жизнь только с одного конца видится как лишь движение материальных тел. Но, чем глубже под этой материей мы ощущаем её биение, тем яснее становится, что мы — не тела, а сознания, что вокруг нас — бесчисленное множество других эволюционирующих сознаний, таких же живых, как и мы сами…

Нам было поручено продолжать работать с тополем, и мы каждое утро до работы и каждый вечер приходили к нему, здоровались, обнимали руками духовных сердец. И эта большая и добрая душа учила нас гармонии, нежности, любви и покою, помогала нам чистить энергоструктуры наших тел и привыкать быть такими же большими, как она сама.

… Недавно я заходила к нашему другу-тополю и спрашивала: что написать о нём в книге, что бы он хотел сказать людям. Он отвечал:

— Я плохо помню, что такое книги. Но знаю, что значит любить, любить, любить!…

… И мне уже больше не хотелось слов, я отвечала своей любовью — на его любовь.

Ведь любить — это намного больше, чем говорить о любви!

* * *

Далее Владимир учил нас выходить из анахаты через меридиан читрини, сливаться со Святым Духом над поверхностью Земли…

За несколько часов жизни мы осваивали с ним то, над чем людям иногда нужно трудиться не одно воплощение…

Мы тогда ещё не понимали, какими огромными шагами Бог предлагал нам идти к Нему…

… В частности, мне было даровано пережить одно из принципиально новых состояний. Говоря в терминах Хуана Матуса, мне удалось тогда полностью “собрать другой мир”, выйдя из физического тела в Живой Свет Святого Духа в третьем по уровню плотности Его проявлении.

Ощущение тела исчезло полностью. Я плавала сознанием и, протянув руки духовного сердца, рвалась всем существом туда, где множество взаимослитых Сознаний являет собой в Творение Свет и Любовь Творца. Я перестала видеть и осознавать физический мир, я не помнила о том, где стоит тело, о том, что я исполняла медитацию... Медитация — как активная работа — вдруг перестала существовать, не требовалось больше никаких усилий… Мир Бесконечного Живого Света стал единственной Реальностью… Меня там встречали Объятья Любви, меня там ждали, ждали давно…

Это состояние продолжалось не очень долго, но время я там не осознавала. Когда же я “плюхнулась” обратно в тело, повторить всё самостоятельно уже не могла. Я только запечатлела это состояние и пыталась в дальнейшем “подтягиваться” к нему. То был аванс Бога: Он показал и дал мне ещё раз, в ещё одном варианте, реально познать, прочувствовать Его. И дальше уже от моих усилий зависело — постичь Его в полном и окончательном Слиянии с Ним в Обители Творца.

 

Вернуться к содержанию

Божественные Учителя

“Ты можешь познать, что все существа —

малые дети Мои!”

Кришна [6]


Владимир всегда учил и учит не только искусству медитации. Он учит всему! В том числе — видеть гармонию и красоту природы, бережному, нежному взаимодействию с каждой воплощённой душой. Каждое такое существо — травинки, деревья, маленькие паучки, муравьи — становились для нас теми, кого следует искренне любить. Недопустимо было, например, “не заметить” муравья на лесной дорожке и наступить случайно на него. Или пройти мимо листа ржавой жести, придавившей молодую травку. Он сам всегда замечал, если кому-то из существ нужна помощь, например, освобождал молодое деревце от повисшей на нём сухой ветви, срезал со стволов деревьев мешающие их росту кем-то когда-то привязанные и оставленные верёвки.

Владимир не только объясняет нам словами, как следует поступать. Он всегда сам так поступает, так живёт: по законам любви к каждому существу. И мы учились у него, видя, как это делает он.

А ещё он учил нас узнавать птиц по голосам.

Очень не просто мне это давалось… В первую весну моего ученичества голоса птичек естественно вливались в единую гармонию счастья первых прикосновений к Богу, не оставляя в памяти их имена и песни. Мои умения в орнитологии* ограничивались способностью на слух отличить ворону от кукушки. Если мне удавалось увидеть птичку, то я ещё была в состоянии отличить дрозда от дятла, а зарянку от зяблика… Но вот на слух…, да ещё когда они поют все вместе…

Хорошо ещё, если Владимир спрашивал: “Кто это кекает?” Тогда мы знали ответ: “Кек-кек” говорит пёстрый дятел, это было записано в наших шпаргалках. А дятел желна говорит: “я сел”, когда садится на дерево, и свистит, как в милицейский свисток, объявляя всем, что полетел. “Рюмит” — это значит зяблик. Соечка — она нежно “крякает”. А дрозды, когда просто разговаривают между собой или отгоняют других птиц от своих гнёзд, — трещат.

А вот если те же дрозды запоют — тут совсем трудно: чёрный дрозд, дрозд-белобровик, певчий, рябинник… Тут ни за что не угадаешь! А в шпаргалки их куплеты ведь не запишешь!

И только со временем нам стало понятно, что не может полюбить Бога тот, кто не вместил в себя любовь ко всем существам — Его детям. А по настоящему полюбить можно — только зная их: зная по именам, узнавая по голосам…

Владимиру не просто удалось преодолеть такое наше сопротивление. Но он не только дал увидеть рядом с нашим огромным городом тетеревов и бекасов, вальдшнепов и кроншнепов, лис, зайцев, бобров… Мы стали свидетелями и участниками преображающего чуда: когда мы научаемся жить в тонкой гармонии с природой, то звери и птицы перестают бояться наших тел и подходят, подлетают близко. Лесные, а не парковые синички и сойки угощаются бутербродами с сыром прямо из наших рук. Ящерки позволяют погладить их нагретые солнышком спинки. Зарянки огромными для их маленьких пушистых тел глазками разглядывают: что это здесь за большие существа, которые излучают любовь? Они подлетают и садятся на ветки совсем близко — и дарят нам свои прекрасные песенки.

Потом, снимая птиц для наших видеофильмов, я по настоящему узнала их жизнь — и полюбила их так, как хотел Владимир! И выучила их песенки, предлагая зарянкам и зябликам, дроздам и пеночкам спеть свои арии в микрофон — для тех людей, кто, может быть, впервые услышат в наших фильмах их голоса.

 

Вернуться к содержанию

Птицы

“Ты можешь познать, что все существа —

малые дети Мои!”

Кришна [6]


Владимир всегда учил и учит не только искусству медитации. Он учит всему! В том числе — видеть гармонию и красоту природы, бережному, нежному взаимодействию с каждой воплощённой душой. Каждое такое существо — травинки, деревья, маленькие паучки, муравьи — становились для нас теми, кого следует искренне любить. Недопустимо было, например, “не заметить” муравья на лесной дорожке и наступить случайно на него. Или пройти мимо листа ржавой жести, придавившей молодую травку. Он сам всегда замечал, если кому-то из существ нужна помощь, например, освобождал молодое деревце от повисшей на нём сухой ветви, срезал со стволов деревьев мешающие их росту кем-то когда-то привязанные и оставленные верёвки.

Владимир не только объясняет нам словами, как следует поступать. Он всегда сам так поступает, так живёт: по законам любви к каждому существу. И мы учились у него, видя, как это делает он.

А ещё он учил нас узнавать птиц по голосам.

Очень не просто мне это давалось… В первую весну моего ученичества голоса птичек естественно вливались в единую гармонию счастья первых прикосновений к Богу, не оставляя в памяти их имена и песни. Мои умения в орнитологии* ограничивались способностью на слух отличить ворону от кукушки. Если мне удавалось увидеть птичку, то я ещё была в состоянии отличить дрозда от дятла, а зарянку от зяблика… Но вот на слух…, да ещё когда они поют все вместе…

Хорошо ещё, если Владимир спрашивал: “Кто это кекает?” Тогда мы знали ответ: “Кек-кек” говорит пёстрый дятел, это было записано в наших шпаргалках. А дятел желна говорит: “я сел”, когда садится на дерево, и свистит, как в милицейский свисток, объявляя всем, что полетел. “Рюмит” — это значит зяблик. Соечка — она нежно “крякает”. А дрозды, когда просто разговаривают между собой или отгоняют других птиц от своих гнёзд, — трещат.

А вот если те же дрозды запоют — тут совсем трудно: чёрный дрозд, дрозд-белобровик, певчий, рябинник… Тут ни за что не угадаешь! А в шпаргалки их куплеты ведь не запишешь!

И только со временем нам стало понятно, что не может полюбить Бога тот, кто не вместил в себя любовь ко всем существам — Его детям. А по настоящему полюбить можно — только зная их: зная по именам, узнавая по голосам…

Владимиру не просто удалось преодолеть такое наше сопротивление. Но он не только дал увидеть рядом с нашим огромным городом тетеревов и бекасов, вальдшнепов и кроншнепов, лис, зайцев, бобров… Мы стали свидетелями и участниками преображающего чуда: когда мы научаемся жить в тонкой гармонии с природой, то звери и птицы перестают бояться наших тел и подходят, подлетают близко. Лесные, а не парковые синички и сойки угощаются бутербродами с сыром прямо из наших рук. Ящерки позволяют погладить их нагретые солнышком спинки. Зарянки огромными для их маленьких пушистых тел глазками разглядывают: что это здесь за большие существа, которые излучают любовь? Они подлетают и садятся на ветки совсем близко — и дарят нам свои прекрасные песенки.

Потом, снимая птиц для наших видеофильмов, я по настоящему узнала их жизнь — и полюбила их так, как хотел Владимир! И выучила их песенки, предлагая зарянкам и зябликам, дроздам и пеночкам спеть свои арии в микрофон — для тех людей, кто, может быть, впервые услышат в наших фильмах их голоса.

 

Вернуться к содержанию

Монашество

“…Прозрение одного человека не простирает свои крылья на другого. И каждый из вас стоит в одиночку перед Ним…”

Джебран Халиль Джебран [6,15]


“Только в истинном монашестве познаваем Бог!”

Владимир Антонов

(Из фильма “Места силы”)


Я уже рассказывала, что течение моей жизни с какого-то момента ярко разделилось на два потока. И теперь тот, что тёк в мире материальном, — резко замедлялся, прекращая ненужную гонку за иллюзорными, преходящими ценностями. А другой, который нёс меня к полноте познания Творца, — ускорялся невероятно интенсивно. С определённого момента привычное течение событий перестало существовать. Остались только ступени Пути, которые предопределяли изменения жизни на материальном плане.

Монах — это тот, кто полностью посвятил себя только Богу: познанию Его в любви к Нему и служению Ему, осуществляемому через духовную помощь другим людям.

Я полностью признавала эту формулировку, данную Владимиром. Но одно дело — теория, другое — её реализация в трудной реальной жизни.

И Бог поставил меня в ситуацию, когда нужно было сделать окончательный выбор.

… Я довольно долго свою любимую работу на киностудии совмещала с духовной учёбой. И вот, мне предложили работу над фильмом с экспедицией в Египет (бесплатная поездка, зарплата в твёрдой валюте, прекрасные режиссёр и актёры). Но, с другой стороны, здесь у нас — Божественные Учителя Птахотеп и Элизабет Хейч начинали приоткрывать нам тайны эзотерических знаний как раз древнего Египта.

Я понимала, что, если уеду в экспедицию, — то никогда уже не откроются передо мною те двери, которые сейчас открывает Бог.

Я даже не говорила об этой ситуации Владимиру: знала, что, если спрошу, то он скажет: “Конечно же, поезжай, если хочешь!”… Свой выбор я должна была сделать сама. И для меня он стал ясен: я отказалась от поездки, передала свои дела очень хорошему человеку и,… оставив свои ключи внутри костюмерной, захлопнула двери снаружи на два замка… Дверь в мир иллюзий была для меня захлопнута навсегда…

Иной образ жизни, чем жизнь, полностью посвящённая лишь служению Богу и движению по Пути к полноте реализации смысла своего существования, был уже немыслим для меня. Богу больше не нужно было об этом меня спрашивать, дороги назад уже не могло быть!

* * *

Монах — это состояние жизни души один-на-один с Богом. Именно это и есть истинное монашество, а вовсе не удаление от “мира”, принятие новых имён, ношение специальной униформы и т. п.

Владимир всегда учил нас взаимодействию с Богом напрямую.

В частности, он иногда предлагал нам остаться именно наедине с Богом в лесу, разойдясь на некоторое расстояние друг от друга, — чтобы ощутить, что есть только Он и я.

А один раз каждый из нас даже жил по целой неделе в полном лесном “затворе”. Тогда мы впервые сами искали места силы, учились ощущать непосредственное руководство Бога.

Это всегда был бесценный опыт, позволяющий научиться ещё более полному и близкому взаимодействию с Ним — Любящим Отцом, Строгим Учителем, Единственным Возлюбленным, Бесконечным Океаном Любви…

И Бог Сам разворачивал ситуации в наших жизнях так, чтобы приходило понимание: опираться следует только на Него и больше ни на кого, даже не на воплощённого Мастера, даже не на самых дорогих и близких спутников на Пути.

* * *

Если на первых ступенях Пути Бог говорил только ободряющие слова, диктовал мне стихотворные строки, говорящие о любви и блаженстве Слияния с Ним, то, чем более глубокими и взрослыми становились мои взаимоотношения с Ним, тем строже Он относился ко мне.

Чем ближе подходишь к Нему — тем больших усилий требует Он от Своих учеников.

Я приведу здесь некоторые иллюстрирующие это отрывки из моих бесед с Ним:


— Не может быть медитации без любви!

Почему любовь иногда исчезает в тебе? — Потому, что какая-то часть тебя-души ещё не чиста от пороков, ещё не стала той кристальной ясностью, которая только и может влиться в Меня! Звенящей чистотой, бесстрашной устремлённостью, нежной прозрачностью должна стать душа!

Это — твоя работа для Меня: очистить от пороков, переделать себя как душу и, наполнив любовью, предложить себя Мне.

То, что ты делаешь из подражания, а не из внутренней убеждённости, — не прочно и пусть слетает, как шелуха.

“Ведомые на поводке” не могут войти в Меня!

Ты должна научиться опираться только на Меня — и быть бесстрашной! Ведь сердце, исполненное Моей Любовью, не может страшиться ни за себя, ни за других!

Пойми, что Моя забота состоит вовсе не в том, чтобы создавать уют и покой для тебя и других Моих учеников. Забота Моя сейчас — о преодолении вами “себя”, скидывании “человеческой формы”*.

Учись — ради этого — использовать во благо каждую ситуацию, которую Я предлагаю, создаю для тебя и для всех вас. Дождь, холод, отмена поезда — всё можно обратить во благо! Научить использовать каждую ситуацию — чтобы стать лучше!

Не бойся неудач! В поражениях закаляется воля к победе! Ищущий лёгких путей не может дойти до конца!

И пойми: Я ведь не думаю, что ты мгновенно можешь стать совершенной. Прими спокойно тот факт, что ошибки неизбежны у того, кто отважился действовать! Просто помни, что мудрый не повторяет ошибки дважды.

И ещё помни: Я — рядом, Я — всегда готов придти к тебе на помощь!

Я учу тебя СОТРУДНИЧЕСТВУ со Мной! Только так ты научишься жить и действовать в Слиянии!

Запомни прочно и навсегда:

Состояние “ничего не получается” — это вызов! Это — вызов стать лучше, измениться — и взять следующую ступень! Жизнь духовного воина состоит из вызовов, которые он принимает как великий дар, — и выходит победителем в битве за свою безупречность!

Учись действовать в Единстве со Мной! Я не принимаю более от тебя служения “шудры”, когда лишь выполняется то, что велено. Я жду инициативы и творчества! Я принимаю — только дары любви!

Но и не отстаивай право эго на “самоопределение”! Ты — предлагаешь Мне свои дары, свои идеи, свои предложения. То, что Я принимаю, мы затем осуществляем вместе: ты и Я. Этот совместный труд учит тебя Единству со Мной!

Нужно быть не щепкой, безвольно плывущей по волнам океана, и не кораблём, который вопреки волнам и ветрам прокладывает свой курс, — но волной, единосущной Изначальному Океану Меня! Когда волна поднимается и опускается — она не перестаёт быть Океаном, а когда наступает штиль — нет волн, есть только Океан!

Исправляйся! Не заставляй Меня делать тебе больно!

Пойми: когда Я ругаю тебя, Мне всегда больнее, чем тебе! Не причиняй Мне боль!

Есть события, которые приходят в твою жизнь вследствие инертности, пассивности твоей жизни. Если, встав на духовный Путь, человек очень долго не меняет весь остальной образ жизни, то последствия этого несоответствия роста души и старых оков материального плана вызывают события, разрушающие эти застарелые оковы старых устоев через катаклизмы.

Требуется всё более интенсивная жизнь во Мне, со Мной!

Требуется бесстрашие в изменении всего, что мешает!

Вялотекущий процесс позволяет осуществляться негативной карме.

Но можно жить, опережая её проявления на материальном плане — правильными действиями и Слиянием со Мною в Любви! Это касается всех, кто в своих духовных устремлениях хотят достичь большего, чем просто “жизнь праведника”. Это — для тех, кто следуют Прямым Путём!

Всё зависит от размера твоего «сосуда»: от того, сколько ты способна вместить. Я готов предложить тебе весь Океан Меня, весь Океан Моих Любви, Мудрости и Силы! Я готов подарить Себя — тебе, каждому…

Но ты не можешь вместить Океан. Только Океан вмещает в Себя — и тебя, и всё сущее.

И однажды, когда наполнение твоего «сосуда» станет тождественным Моим Глубинам и достаточным по размеру для сохранения осознания во Мне, Я смогу убрать сосуд, разбить иллюзию твоего отдельного существования. И ты познаешь, что есть только Я, что только Я существую, что ты есть Я!

Сейчас, пока ты не можешь всё время быть во Мне, полноценно ощущая себя Мною, наилучший способ жить — это бескорыстное служение Мне! Это — наилучший способ жизни, позволяющий приобретать недостающие качества: энергичность, собранность, покой, непривязанность к земному, широту ума, умение мыслить быстро и т.д. Всё это на фоне бхакти, любви-преданности Богу, позволяет стирать пороки души и изживать оставшуюся негативную карму от прошлого. Это позволяет расти правильно. Тех, кто служат Мне, забывая о себе, Я приближаю к Себе Сам. Я окружаю их любовью и заботой Отца и Матери. Я пребываю с ними всегда.

Тотальная реципрокальность* должна стать фоновым состоянием. Всегда ощущай себя растворённой в Океане Меня!

Полноценно воспринимать Меня, Мою Волю — можно только на фоне покоя и растворения. Если освоишь это — станешь со Мною Одно.

Только любовь растворяется в Любви!

Только во взаимной любви возможны Покой, Нежность, Слияние сознаний!

Всё остальное — мусор, который пусть всплывает на поверхность и уносится течением!

Ты — в Океане Меня: в Океане Чистой Любви! Стань этим Океаном!

… Устойчивое довольство собой, своими успехами — мешает тонкому и чистому восприятию Меня.

Можно до бесконечности погружаться в Меня, а затем возвращаться в уютную “человеческую форму”, не испытывая дискомфорта, противоречия между этими состояниями.

Устойчивость “я” при отсутствии усилий по растворению себя в Глубинах Меня — со временем становится “путами на ногах”.

Тот, кто стоит на месте, — удаляется от Меня. Это напоминает беременность: прекрасно, пока плод растёт, но должны же случиться и роды — иначе как?*

Нельзя успокаиваться на достигнутом, когда уровень прежних достижений образует заболоченное озеро с устойчивыми берегами — вместо мощной реки, текущей в Океан Меня!

Слияние со Мной, которое не углубляется и не расширяется в беспрестанном поиске новых возможностей дарения любви Мне и Меня другим, — через какое-то время перестаёт быть Слиянием, ибо Я не позволяю вам застаиваться.

Тот, кто думает, что дошёл и теперь может “почивать на лаврах”, — тот встал на начало пути деградации.

Слияние, которое не углубляется, — умаляется!

Любовь, которая не возрастает, — тускнеет!

Задача — стать Мной во всей полноте! И ты не отделаешься, “угождая” Мне по мелочам! Этап “шудры” давно закончен! Или ты берёшь новую ступень своего бытия — или хватит на это воплощение!

И Я вовсе не рассчитываю, что ты сможешь взять эту ступень с первого раза. Я никогда не осуждаю тех, кто падают, поднимаются и начинают всё с начала!

Благословляйте трудности, ибо ими растём!

 

Вернуться к содержанию

Преподавание

Мы не только осваивали новое сами, но учились также отдавать полученные знания другим, в частности, преподавать.

Достойных этого учеников всегда было мало. Иногда мы все, по очереди, проводили занятия с одним или двумя избранниками… Массовый набор желающих заниматься Владимир не проводил уже очень давно, многие годы. С тех пор лишь очень немногие получили возможность заниматься хотя бы на начальных ступенях.

Одной из трудностей для меня всегда было видеть недостатки, ошибки и пороки в учениках. Мои “розовые очки” тут мне очень мешали. Недостатки в других, если я их и замечала, казались мне незначительными, я говорила об этом излишне мягко — и… люди просто не воспринимали всерьёз мои слова…

А ведь это крайне опасно — когда происходит количественный рост сознания… вместе с душевными пороками…

Владимир, конечно, бранил меня за это. И Бог бранил — и, чем дальше, тем строже:

— Ты действительно готова служить Мне?

Вот: Я даю тебе на руки Моих детей! Ты должна любить их, как Я, воспитывать их, как Владимир! А ты… лишь “приглаживаешь” их пороки!

Ты, воспитывая их, должна брать на себя ответственность за их судьбы! Твоя забота о них не может быть ограничена темой: поесть, попить, дать медитацию! Существуют ведь ещё и этика Бога, и философия, существует жизнь бок о бок, в которой нужно ежесекундно быть примером, которому захотелось бы следовать, подражать…

Твоя роль сейчас — фальшива: ты хочешь быть лишь “хорошей мамой”!… Ты изображаешь воспитание, вместо любви, из которой Я — и ругаю, и хвалю, и никогда не отпускаю Своих Рук, на которых держу всю ситуацию из Моих Глубин!

Моя любовь не содержит жалости! Я наношу точные удары по порокам Моих учеников, потому что знаю: это очищает их от “оболочек эго”, которые отделяют их от Меня!

Готова ли ты впредь принимать весь груз ответственности за человеческие судьбы — за тех, кого Я доверяю тебе?

При этом надо помнить, что полнота ответственности за судьбы учеников подразумевает умение в каждый момент ощущать Мою Волю — Волю Творца, которая направлена на благо каждой души!

… Так Бог учил меня разбираться в людях, видеть способности и потенциалы душ, видеть устремлённость к Нему или её отсутствие, видеть и пороки, и способность каждого ученика их в себе обнаружить и избавиться от них…

И вовсе не всегда с нами оставались те, кто казались способнее остальных — по наработкам их прошлых жизней. Почему-то многим из тех, кому всё легко давалось, Бог оказывался… не очень-то и нужен… А оставались те, кто, не покладая рук, работали над собой и горели великой любовью к Нему. Вот именно такие, готовые сражаться за свою безупречность и наполненные любовью души — нужны Богу!

* * *

Иногда бывало очень больно и мне, и всем нам видеть, понимать, что конкретный человек не может двигаться дальше…

Поводы для его отхода в таких случаях могут быть разные, но лучше всего, если он сам теряет интерес к работе — и уходит.

Но, если человек не в состоянии интеллектуально разобраться со своими пороками, иногда даже отстаивает своё право на обладание ими: “я прав, меня зря ругают!”, или он не прикладывает усилия по их устранению, — тут нужно его срочно остановить.

Бог мне говорил об этом так:

— Серьёзная медитативная работа связана с быстрым ростом сознания, и это требует такого же быстрого избавления от пороков.

Причём работа по переделке себя производится именно самим учеником, Бог-Учитель — только помогает, подсказывая. Именно ученик должен, осознанно приняв Путь, подставить себя под удары Бога. Этим он предлагает Богу эти удары наносить. Так ученик становится союзником Бога в такой работе над собой и прикладывает максимум усилий по переделыванию себя. Он должен, “сжав зубы”, вытерпеть боль при операциях по удалению порочных кусков своего эго.

Если ученик поступает так — он может двигаться дальше, если нет — значит СТОП!

* * *

И ещё об одном явлении хотелось бы сказать. Я лично наблюдала это только один раз, но слышала, что такое случалось и прежде.

Как легко иногда забывается некоторыми бывшими последователями то, что не сами они проложили тот Путь, по которому им помогали идти, что мощнейшие методики они получили как дар!

“Вор — тот, кто на полученные дары не отвечает дарами!” — учит Бог. *

Но почему-то некоторые вдруг говорят: “Теперь я сам буду создавать свои методики, Антонов слишком строг и требователен, я теперь лучше него знаю Бога, я слышу, я вижу, я всё могу сам!…”

И происходит полный “откат”, потеря всего обретённого, деградация, или, как минимум, остановка до конца воплощения.

Как ветвь, выросшая на стволе древа и вдруг заявившая о своём несогласии с корнями и стволом, которые её питали и взращивали, засыхает, не принося более плодов, — так и дальнейшее развитие таких людей останавливается Богом…

* * *

Однажды Владимир рассказал нам притчу о том, что духовный Путь подобен переправе на другой берег бурной и широкой реки. И с собой в лодку нельзя брать тех, кто на середине вдруг испугаются, или вспомнят, что что-то забыли захватить с собой, захотят обратно, начнут паниковать, топить лодку… Им, не готовым преодолеть Путь, лучше остаться на их берегу, их не следует брать с собой, даже если они об этом очень просят…

 

Вернуться к содержанию

Чудеса

Всю жизнь я жила с желанием чуда, с верой в чудо. Я верила в то, что это возможно: летать, исцелять Божественным Прикосновением, воскрешать…

Реальные чудеса пришли в мою жизнь вместе с началом ученичества. Но во мне продолжало жить какое-то детско-эгоистическое желание чуда материализации чего-то такого, что можно пощупать руками… Свершившееся чудо познания Бога не вытеснило до конца простых человеческих представлений, что чудо — это когда “из воздуха” появляются предметы, или когда исчезает вагон поезда, самолёт, или в зале идёт снег…

Я уже умела сливаться с потоком Пранавы, с Махадублями наших Божественных Учителей, входила — пока лишь чуть-чуть — в Обитель Творца… Но чудом это не считала. Это стало — обычным… — какое же это чудо?! Это было подобно тому, как не видим мы чуда в распускающейся весной почке, в огромном дереве, которое произросло из крошечного семечка, в чуде жизни, в чуде красоты Божественного Творенья…

И вот однажды Дэвид Копперфильд объяснил это мне шуткой — тоже с помощью чуда…

… Лес, конец лета, мы много работали в этот день, прошли километров пятнадцать, устали…

Пришёл Дэвид. Так радостно стало от Его присутствия, что усталость слетела совсем…

И мне “взбрело в голову” попросить Дэвида о чуде. Ну что Ему стόит материализовать маленькую снежинку у меня на ладони?! Никто даже не заметит: снежинка ведь сразу растает… Я некоторое время шла, незаметно подставив Ему ладошку, а потом забыла о своей глупой просьбе… — шла, любуясь на Дэвида, Его Божественную Улыбку…

И вдруг через несколько минут на ясном небе — при сияющем солнце — появляется крошечная тёмно-серая тучка. И… с порывом ветра на нас обрушиваются снег и град… Солнце продолжает ослепительно сиять, так же ослепительно сияет улыбкой Дэвид: хотела чуда — получай!

… Я держала на ладонях тающие снежинки, замирая от восторга…

Правда, пришлось мне и каяться: ведь все вымокли из-за меня.

… А затем были вновь и истинные чудеса: наши Божественные Учителя Сатья Саи Бабá, Иисус, Кришна, Дэвид дарили Слияние с Собой, мы погружались вновь в Обитель Творца…

Я не буду сейчас даже пытаться передать ощущения прикосновения индивидуального сознания к Сознанию Творца, не буду пытаться рассказать о состояниях растворения, Слияния… Это знание не передаётся с помощью только слов. Пусть каждый, вставший на Путь, познает это сам…

 

Вернуться к содержанию

“Розовые очки” и встречи со злом

Видеть во всём только хорошее, не замечать дурное, жить так, как будто бы зло вообще не существует, — это был способ восприятия мира, свойственный мне с детства. С одной стороны, в этом было благо — я любила всех и всё: ведь, когда смотришь сквозь розовые очки, — любить очень легко… Но такой “дефект зрения” не мог устраивать Бога: невозможно искоренить зло, если не видишь его, невозможно помочь в этом другим…

“Зло может быть вырвано, лишь когда мы познаем его. Если же каждый будет в неведении о нём — оно будет продолжать растить свои корни в нас… Незнание о нём есть основа дурного в нас” — говорил Апостол Филипп [6].

Если с пороками в себе я готова была разбираться, бороться, искоренять их — и здесь Богу было довольно легко меня воспитывать — то видеть, что зло существует и снаружи от нас, что непонимание этого, небрежность в этом могут привести к беде, — было сложнее…

И Бог взялся это мне объяснять.

Так, я считала, что, если люблю и не боюсь собак, — то ни одна собака никогда меня не укусит! И вот, однажды иду, переполненная любовью и радостью, — а на меня набрасывается пёс и кусает. А его злобно-пьяный хозяин сидит на ступенях магазина — и наслаждается сценой…

Понять, что есть люди, которые намного хуже самых злобных собак, которым даже не нужен повод для того, чтобы творить зло…, — это было то, что плохо вмещалось в моё осознание…

Владимир нередко показывал нам реальность того, что являлось политической историей и современностью нашей страны, — и я пыталась познать, что слова песни: “Широка страна моя родная…, где так вольно дышит человек!” — не отражают действительное положение вещей. Рассказывал он и о “христианской” инквизиции, и об истории извращений в других религиозных направлениях, о которых я всегда думала только хорошо,… хотя знала только поверхностно… Каждый раз наступало ощущение, что меня ошпарили кипятком и теперь кожу снимают, — ведь так легко любить сладенький вымысел и продолжать мыслить: “Как всё вокруг прекрасно!”…

Бог очень старался донести это до меня так, чтобы “дошло”, не доводя однако до большой беды на материальном плане. Он показывал всё близко, но со стороны. Он пытался учить меня осторожности и сейчас — столь же нежно, как когда-то в ранней юности…

… Помню, тогда однажды в туристской поездке я гуляла в горах одна. Так же, как собак, людей я не боялась нисколько. И я наслаждалась простором и красотой…, когда ко мне подошёл мужчина, который был скорее похож на страшное дикое животное. Он взял меня громадной ручищей за запястье и предложил идти за собой. Я не сильно испугалась и сказала, что не хочу идти с ним, — и мне это казалось вполне достаточным, чтобы он меня отпустил. Он не отпустил меня. Он, видимо, тоже никогда не встречал таких “диких” экземпляров. Он довёл меня, так и не разжимая руки,… до турбазы и сказал, чтобы я больше никогда не гуляла одна… У меня тогда только синяк на запястье остался…

Вот так и теперь — до боли, до слёз — Бог предлагал увидеть и осознать существование того, что является проявлением зла на Земле. Так же, до боли стиснув мою руку, Он вёл меня, показывая то, на что я прежде боялась и не хотела смотреть.

Он предлагал мне обрести мудрую осмотрительность духовного воина. Он предлагал, чтобы я, живя и служа Ему в этом мире, любила не вымышленное “человечество”, а, видя истину, стала мудрой Любовью. Он предлагал мне учиться помогать всем во всём добром — именно так, как помогает Он!

 

Вернуться к содержанию

Совсем немного о смерти

“ …Когда ты не спокоен, то следует… спросить совета у своей смерти. Необъятное количество мелочей свалится с тебя…

Смерть — это… мудрый советчик, которого мы имеем”.

Хуан Матус [6,27]


Бог напоминал мне о смерти тела регулярно, особенно когда я забывалась в земной суете…

Владимир всегда предлагал нам стараться не иметь, по возможности, незавершённых земных дел и земных долгов — причём не только материальных. Он предлагал жить так, что, если бы смерть наступила прямо сейчас, — то было бы не стыдно умереть и не пришлось бы оглядываться и тянуться назад…

Бог очень ловко в этом Владимиру “подыгрывал”.

Oн умел показать мне лицо смерти даже через (несостоявшуюся) угрозу хирургической операции: предлагая приготовиться к ней так, как если я не выйду из наркоза… Или Он показывал смерть других людей… Или подгонял слегка, напрямую напоминая, что мы в этих телах живём не вечно — и неплохо бы помнить о том, что именно на самом деле важно успеть сделать…

Расскажу один из таких эпизодов. Я тогда только начала заниматься у Владимира, и продолжала работать на киностудии. Бегу однажды с кучей костюмов в руках по студийному двору, тороплюсь… — и сталкиваюсь на повороте с машиной, едущей на очень маленькой скорости. Зима, скользко! Сбитая, я поскальзываюсь — и оказываюсь под машиной. Побелевший от страха за меня водитель вытаскивает, поднимает меня, удивляется, что цела…

Я благодарила Бога за этот урок! Ведь Он показал мне — вполне конкретно и доходчиво! — смерть, которая может случиться внезапно, вдруг, — когда мы совсем её не ждали…

Но, чтобы я не забывала тот урок, Бог иногда напоминал мне о смерти и впоследствии — и поторапливал: чтобы я понимала, как много надо ещё успеть.

Вот, например, моя мама, провожавшая в больницу свою подругу, заболевшую раком, рассказывает мне о том, что очереди раковых больных туда стали подобны толпам в битком набитых автобусах в “часы пик”. И я вспоминаю, как Бог когда-то показал мне во сне меня, стоящую в такой вот “очереди за смертью”… Другой вариант очереди, показанной мне в том же сне в шуточной форме, — “очередь” Совершенных пред входом в Обитель Творца… Вспоминаю тут же, как мало я ещё сама сделала на этом Пути… И ещё думаю о том, как важно постараться успеть сделать как можно больше для того, чтобы другие люди успели об этом задуматься…

… Болезнь и смерть той маминой подруги научили меня очень многому.

Я была глубоко признательна той женщине, которая когда-то, при первых моих шагах в исповедании веры, учила меня христианскому смиренномудрию. Она была искренне и глубоко верующим человеком.

Затем и я пыталась подарить ей те знания, которые к тому времени обрела, но это не получилось. Она, будучи православной, не верила в то, о чём я говорила, не принимала мои взгляды, не читала “греховные” книги…

Но однажды Иисус, говоря через меня, пообещал ей исцеление. Но Он просил её — в благодарность за это — соблюдать пост: безубойное питание на всю вновь даруемую Им ей жизнь. Чтобы подтвердить сказанное, Он рекомендовал повторить анализы и назвал ей точную дату, когда это надо сделать. Анализы были проведены — и был получен ответ: раковых клеток нет.

Но она всё равно не поверила Иисусу! Мнение церкви оказалось для неё важней!

И тогда рак вернулся в её тело…

Ведь один из механизмов возникновения рака — это подселение в тело человека души убитого и съеденного им животного, которое обустраивает там себя “гнёздышком” из раковых клеток.

Она умерла ровно через год: как раз в тот самый день, в который — за год до этого — была исцелена Иисусом...

До последнего вздоха она продолжала со смирением принимать свою судьбу и строго исполняла все обряды и предписания церкви...

Каково же было её потрясение, смятение, когда после смерти тела она вовсе не оказалась в раю! Всё оказалось не так, как ей обещали её “пастыри”...

Она пришла в мою комнату. Я имела очень малый опыт общения с небожественными душами — и далеко не сразу заметила её. Она пыталась обратить на себя внимание. Мне было от этого плохо, душно, я не понимала, что происходит. И лишь не скоро заметила её.

Я тогда очень остро ощутила боль этой обманутой души… Чтобы успокоить её хоть как-то, я просила её присесть на стул, который стоял в комнате. Она повисла над ним в воздухе в сидящей позе…

Я пыталась помочь ей, чем могла… Предложила ей вспомнить самые нежные эмоции любви, которые она испытывала в своей жизни, покой и прозрачную тишину той осени после исцеления, когда она впервые за всю свою жизнь слышала, как в тишине падают на землю листья… Она обрела покой…, но любви, которая не стала состоянием души при жизни тела, после смерти уже нельзя научить…

А ведь насколько больше смогла бы она успеть, искренне и глубоко верующая, если бы…

Я невероятно остро поняла тогда, каким тормозом может быть отсутствие истинных знаний о Боге, о смысле наших жизней! И как важно, чтобы эти знания стали доступны всем людям!

 

Вернуться к содержанию

Прерванная песня… и покаяние

Единственным способом очищения души от пороков является покаяние.

Как каяться? Об этом написано много и подробно [1,5,7], я же расскажу о том же на своём примере.

Владимир недавно нам рассказал, как когда-то, когда он сам ещё только учился взаимодействию с Богом в православной традиции, произошёл такой случай. Он посоветовал своему молодому православному товарищу пройти покаяние в церкви. Тот возвращается — сияющий! Владимир спрашивает его:

— Ну как, покаялся?

— Покаялся!!!

— А в чём каялся?

— … Не знаю…

— Как же ты тогда каялся?

— А вот так: “Грешен, Господи! Грешен, Господи! Грешен, Господи!”…

… Вначале каяться я тоже умела лишь чуть лучше, чем тот мальчик. Не раз я занималась перепросмотром всей своей жизни и старалась, извлекая из памяти ситуации ошибок, повлёкшие за собою боль, страдания других существ, просить у них прощения… И, казалось, вспомнила уже всё…

Но нужно понимать, что работа по очищению и преображению себя не может быть сделана лишь однажды и навсегда…

И иногда Бог вновь и вновь подводит к вспоминанию того, что ещё не было осознанно и смыто покаянной работой.

… Например, мы собираем цветы черёмухи для мёда. С нами — Божественный Лао. А мне — так плохо, хоть умирай, почти теряю сознание… Пытаюсь понять: в чём причина?

— Лао, что не так?

— Смотри: ты срываешь цветы, которые Я учил тебя держать на ладонях Любви, на ладонях рук духовного сердца! Ты их срываешь механически: раз для еды — значит имеешь право… Но это — ведь не совсем так!

Пойми: они дарят тебе свои жизни, свой аромат, свою любовь — и ты не имеешь права принимать эти дары без благодарности к ним!

И ещё вспомни всех тех Моих детей в растительных телах, жизни которых ты отняла напрасно…

… И я вспоминала букеты полевых цветов, собранные в детстве, венки из одуванчиков… Вспоминала кувшинки — северных родственников индийских лотосов: выдернув их из воды, мы делали из них бусы, изломав стебель, на котором теперь безжизненно болтались умирающие прекрасные венчики…

Я каялась и просила прощенья — и училась никогда не забывать эти уроки Лао…

… А вот совсем недавно, когда энергетическая чистота и прозрачность в теле стали уже привычным состоянием, я обнаружила вдруг небольшое затемнение, которое не устранялось никакими методами. Я довольно долго пыталась разобраться сама, но не получалось…

* * *

Мы приехали к Бáбаджи*. Он отвечал на различные вопросы и предлагал продолжать их задавать.

Я решилась — и спросила о той ситуации.

Владимир передал ответ Бабаджи:

— Всё подобное имеет кармические причины.

От тебя требуется ещё большее покаяние. Это — из твоего “туристского” прошлого.

… “Туристское прошлое”… С походами в детстве и юности у меня были связаны только самые светлые воспоминания. К походной жизни меня приучил мой папа ещё с раннего детства. Летом — байдарки или велосипеды, зимой — лыжи. Папа в таких походах всегда преображался, становился совершенно иным человеком… Теперь я понимаю механизм: на природе он погружался в анахату и жил духовным сердцем, превращая все наши путешествия в счастье общения с природой.

Я долго никак не могла вспомнить ничего дурного, совершённого мною тогда. Походы… Просторы Вуоксы, дивная красота, где лишь одну треть пространства составляет суша, поднимающиеся из озёрной глади каменные острова, поросшие сосновым лесом, мхами и лишайниками, а всё остальное — вода, прозрачная поверхность воды…

Лодки скользят по глади, мы пристаём, выбираемся на остров… А там — в маленьких гранитных впадинках — заросли подберёзовиков и подосиновиков, черники и брусники. А поднимающиеся над водой скалы зовут забраться на самый верх — и увидеть с высоты озёрный край удивительной красоты… Рассветы, закаты …

Мой папа был во многом образцом для подражания: никогда не срубались для костра живые деревья, никогда сломанные лапы живых ёлочек не служили подстилкой для палаток, папа никогда не мог сам ловить рыбу: он именно физически ощущал боль червяка, которого нужно насаживать на крючок… Об этике питания ни он, ни я, ни мама тогда не догадывалась…, и, конечно, мы ели и колбасу, и мясные и рыбные консервы…

… Мне никак не удавалось нащупать ту конкретную причину, о которой говорил Бабаджи. Я снова стала просить Его помочь…

И тогда вспомнился один поход, который настолько отличался от всех остальных, что оказался почти стёртым, запрятанным в глубинах памяти…

Тогда всё было не так. Мне было лет восемь — десять. Походом руководил не папа, а его приятель — охотник и рыболов с большим стажем.

Он вовсе не был человеком зла. И именно он ведь в своё время научил папу походной жизни на воде.

… Мы плыли по речке с низкими, болотистыми, поросшими кустарником берегами. Каждую ночь поперёк реки ставилась сеть — и огромные рыбы оказывались жертвами… А потом мы их ели…

А однажды он с радостью и гордостью принёс нам свой трофей — убитого вальдшнепа…

Вот!… Теперь я поняла, что докопалась…

Я вновь видела мёртвое тельце птицы — с остекленевшим взглядом больших круглых глаз, мягкими коричневыми пёрышками и удивительным длинным клювом. Тогда я впервые могла осознать, что ведь его — убили! И что даже реальной едой для девяти человек не мог стать этот маленький трофей охотничьего тщеславия…

Я уже не могу вспомнить: ела я, или не ела тогда… Но! Тогда я спряталась от осознания, закрыв от ужаса глаза души… А возможность понять была так близка... Мог быть совершён первый осознанный выбор души… Я струсила тогда — и продолжала жить как все: с глазами, закрытыми от совести…

… Тогда я ничего ещё не знала про вальдшнепов, даже не видела их… Я ведь всегда спала, когда низко-низко над рекой, над кустарниками пролетали, опустив вниз свои длинные “носы”, эти удивительные птицы, когда наполняли они вечерние и утренние зори “хорканьем” и “цвирканьем” — их таинственной, неподражаемой песней.

Теперь, спустя много лет, я узнала о жизни вальдшнепов, слышала их песни, даже снимала на киноплёнку их удивительный полёт…

Теперь я очень хорошо понимала величину своей вины! Я просила прощения у того вальдшнепа, который, повинуясь Божественному зову весны и любви, пел свою песню…, но прогремел выстрел человека-хищника, оборвавший его жизнь… и ту его песню…

… В последние годы, участвуя в работе с Владимиром, я не раз видела их близко-близко… Иногда бывало, что, ощутив поле моей любви, вальдшнеп на несколько секунд зависал в воздухе в метре от моего лица. Он с удивлением смотрел на меня: неужели это и есть та, которая излучает такую любовь?… А я в ответ могла лишь посылать ему новые порции любви: ведь в опустившихся сумерках видеокамера уже не могла снимать…

Звучали над землёй прекрасные песни вальдшнепов, кроншнепов, бекасов… А где-то вдалеке вновь звучали выстрелы… Охотничья “доблесть” продолжала обрывать птичьи жизни…

 

Вернуться к содержанию

Кино

Кино в моей жизни сыграло очень большую роль.

Моя бабушка (вторая, не та, о которой я уже рассказывала), работала на “Ленфильме” художником с момента его основания. И для меня не стоял вопрос о выборе профессии.

Через кино я научилась очень многому. Ведь каждый новый фильм — это новая съёмочная группа, новый мир образов, новая экспедиция, новые города, люди… А каждый человек, будь он знаменитый актёр или участник массовых сцен, заходя в костюмерную, снимает с себя вместе с одеждой и часть своего имиджа — и становится лучше видна его суть.

Я работала со многими “звёздами” российского и зарубежного кино и имела возможность наблюдать со стороны вершины их славы. Также я могла видеть и то, что не от славы и богатства, на достижение которых многие готовы потратить всю жизнь, — зависят счастье или несчастье. Но всё определяется нравственными устоями и душевными качествами человека.

Я работала на совместных проектах с французами и англичанами, японцами и американцами — и знала, что люди на Земле отличаются друг от друга, прежде всего, совсем не языком и национальностью. И я радовалась, встречая в одних желание и умение творчески работать, заботу об окружающих и т.п., — и с грустью наблюдала высокомерие и эгоизм других… И это тоже не зависело от ореола славы, материального положения и национальности...

Наверное, ни одна другая работа не позволила бы мне столь близко познать такое разнообразие человеческих душ и жизненных ситуаций.

… А ещё здесь, в кинопроизводстве, Бог дал возможность реализоваться моим глупым детским мечтам… Например, я примеряла перед зеркалом роскошные наряды различных времён и народов (чтобы проверить, как они сшиты), ездила в шикарной карете (по съёмочной площадке), спала во дворцах (в краткие промежутки между съёмками — на полу, на куче костюмов), плавала на “древнем” паруснике по морю и так далее.

Именно здесь произошла и моя первая встреча с Владимиром Антоновым, так круто изменившая мою жизнь.

* * *

… Однажды, в тот день, когда Владимир объяснял нам с Марией работу с кундалини, он, как бы между прочим, спросил: не хотела ли бы я бросить снимать бесполезную для человечества ерунду — и начать делать духовные фильмы.

Я, конечно, хотела. Мы с Марией уже даже начинали думать: где бы взять режиссёра, оператора, деньги на проект.

Мы даже попытались придумать сценарий, Мария попросила Бога его надиктовать, взяла ручку… И вот, что из этого получилось:


Предначертанья не понять,

Пока сердца слепы и глухи,

Сумей мозаику собрать:

Разбита истина на слухи.


В мир приходя, не забывай:

Весь мир Творенья — иллюзорен!

В мир приходя, не отрывай

От Беспредельности свой корень!…


Слепящей белизной Огня

Сожги оков телесных бремя,

Из “зазеркалья” взор струя,

Пространство ты пронзишь и время!


Взгляни вперёд, и вглубь, и вширь:

Ведь нет границ у “зазеркалья”!

Смотреть лишь на телесный мир

Нет никакого основанья!


Реальность — там, где есть лишь Он,

И нет Любви Его предела!

Пойми: мы сущи только в Нём —

Хоть с телом мы, а хоть без тела! *


Нам вначале показалось, что это — рекомендация “завязать” с кино вовсе. И мы с Марией ринулись изо всех сил реализовывать этот новый “сценарий”. Но у Бога были другие планы. Нам всего лишь предлагалось Его, Бога, всегда иметь в жизни на первом плане. А кино — пусть оно станет одним из механизмов служения Ему!

… Когда пришла идея отснять места силы и медитации, я даже не предполагала, насколько это будет грандиозно!...

И вот, куплены камера, штатив, микрофон, кассеты с плёнкой… И — первые съёмки…

В привычном мне по прошлому опыту профессиональном кино двухчасовой фильм снимают примерно год, потом примерно год занимает монтаж… И при этом все получают зарплату…

Мы же за полгода сняли и смонтировали три четырёхчасовые серии фильма “Места силы”…

Мария и я были вовлечены в это больше всех. Мы монтировали почти сутками: ведь Бог не отменял нам тех темпов жизни, которые задал с самого начала, и они только ускорялись. Причём у нас тогда ещё не было компьютера, и, если в начале четырёхчасовой ленты Владимиру не нравился всего лишь один кадр, то мы перемонтировали всю плёнку снова, с самого начала, потому что не было возможностей иначе внести изменения…

И всё же — получалось здорово! Видеосъёмка удивительно хорошо передаёт медитативные состояния и состояния мест силы. Красота же отснятых картин природы ещё больше усиливала эффект.

А Бог продолжал учить нас взаимодействовать с Ним в делах служения Ему — даже при монтаже фильмов! Например, когда мы сами пытались подобрать к фильму музыку, раз за разом всё было неудачно… Но потом приходил, например, Лао — и “случайно” включившаяся музыка вдруг точно ложилась на изображение, совпадая даже по продолжительности до секунды…

… Сатья Саи Бабá предлагал такое сравнение: Бог — как Всевластный Режиссёр в разыгрываемой Им на Земле постановке…[16]

И мы учились быть ассистентами этого Великого Режиссёра.


 

Вернуться к содержанию

Немного о методологии

Я уже упоминала о том, что Владимиром Антоновым было создано новое направление современной науки: методология духовного совершенствования. В неё входят, в частности, те самые чётко обозначенные ступени Прямого Пути для развития себя как сознания, познания Творца и Слияния с Ним.

Мне хотелось бы сказать об этой уникальной ситуации немного подробнее.

… Каким потрясением кажется каждая следующая познаваемая ступень! Каждый раз думаешь: “Разве возможно что-то ещё большее?!” Любое из таких освоенных состояний кажется окончательным Просветлением!

Например, первые Нирванические состояния в Святом Духе — как легко было бы сказать: “Я достигла всего!” И ведь со многими искателями такое и происходит: один раз испытав подобное, они уже объявляют себя “Просветлёнными”…

Впрочем, ведь и многим людям, не занимавшимся никакими духовными практиками, удавалось испытывать возвышенные, наполненные любовью состояния хоть раз в жизни… Но вот как научиться в них жить постоянно?… Ведь только при этом условии они будут иметь непреходящую ценность!…

И как научиться удерживаться на достигнутом уровне, даже если те состояния были не “случайностями”, а плодами реальных больших духовных усилий?

В том-то и дело, что, в том числе, и в таких ситуациях нужны страницы учебника по методологии!

Причём разработки Владимира Антонова — это именно научные знания, многократно проверенные на опыте не только одного человека, но очень многих духовных подвижников. И ведь они с безупречной логичностью включаются в общую картину природы Мироздания, Эволюции Вселенского Сознания!

… На духовном Пути можно научиться осознанно переходить концентрацией себя как сознания в чакру анахату — и жить в состояниях любви, гармонии, покоя. Это есть то, что доступно каждому человеку! Данное умение может быть освоено всего за несколько занятий, или даже просто по книгам Владимира Антонова!

Следующие ступени тоже могут быть познаны с помощью простых и ясных методик на специальных местах силы. Но только они являются уже эзотерическими, то есть, тайными: Бог преподаёт их только особо достойным подвижникам.

Между начальными ступенями Пути: принятием бытия Бога в своё мировоззрение, первыми усилиями по этическому преображению себя и психической саморегуляции — и до Слияния с Творцом — лежат ступени, в том числе, утончения и количественного роста сознания.

Причём методологическая “лестницa” духовного восхождения подобна карте, на которой проложен весь маршрут, обозначены пункты следования и конечная Цель. Но каждый — идёт сам. Мастер лишь проложил дорогу. И только в некоторых случаях он лично помогает идти избранным.

И эти чётко обозначенные на общей схеме этапы позволяют нам, в том числе, в тех случаях, когда мы падаем, ушибаемся, теряем какие-то медитативные наработки, — начать всё с начала… и очень быстро реально восстановить временно утраченное — теперь уже прочно и устойчиво, навсегда.

И именно видение всей структуры Пути и понимание законов движения позволяют быстро подниматься на каждую следующую высоту, постепенно постигая Божественную Тонкость, Любовь, Мудрость и Силу.

Разработанные Владимиром Антоновым методики и соответствующий им подбор мест силы — дают возможность с невероятной быстротой осваивать Путь. Однажды Бог сказал мне об этом так:

— Он сделал то, что даже Мне — Богу — сделать одному непосильно! Но только человек и Бог в великом взаимном Притяжении и Взаимодействии могут проложить Прямой Путь — Путь, позволяющий человеку стать Богом!

* * *

И ещё мне хотелось бы сказать несколько слов об одной из составляющих духовной работы: о планировании.

— Невозможно жить без плана! — не раз повторял нам Владимир. — Нужно постоянно составлять для себя планы: и стратегические — на долгое время, и текущие — на ближайшие дни.

Без стратегического плана мы движемся намного медленнее, действуем намного менее эффективно.

Если же мы формулируем для себя именно на бумаге свои цели и задачи, а затем, по прошествии времени, делаем отчёт перед собой же: что получилось, что не получилось, — то наше продвижение ускоряется. Так происходит, в том числе, потому, что Бог всегда с радостью подключается к таким планированию и отчётности, помогает увидеть недоработки, найти верные решения.

Такой способ действования также оптимизирует не только собственное продвижение, но и служение Богу посредством помощи другим воплощённым людям.

… Помню, как я иногда перечитывая свои планы и, оглядываясь на проделанное, осознавала и удивлялась, в какой высокой мере Бог помогает реализации таких планов! Например, идеи по служению, казавшиеся почти несбыточными, вдруг “обретали плоть”, становясь книгами, фильмами, сделанными нашими руками, а с нашими материалами теперь знакомится через интернет множество людей, живущих на всех континентах Земли, за исключением разве что Антарктиды…

Столь же важны и планы текущие, на каждый день. Они тоже удивительно эффективно позволяют делать необходимые дела — быстро, не держа список несделанного “в голове”: “вот это не забыть купить, вот туда-то зайти, тому-то позвонить и сказать то-то и т.д.”.

Бог говорил мне об этом, например, так:

— В головных чакрах может быть достигнута энергетическая чистота только в том случае, если все дела в тонале — в порядке. В том числе, планы должны быть зафиксированными на бумаге — и тогда груз незавершённых дел не “раздражает” ум. Только при этом условии может наступать ощущение свободы от мира материи! И тогда — ты готова для погружения в Меня!

Ведь невозможно всё решить только с помощью медитаций! Это подобно тому, как медитативными чистками не смыть грязь с испачканных материальной грязью рук! Но нужно просто вымыть руки с мылом.

Так и весь твой “остров тональ”, то есть, связанный с телом окружающий материальный мир, — должен сводиться к минимуму и вычищаться, вымываться. Только тогда с него будет легко соскользнуть в Бесконечность Океана Меня!

 

Вернуться к содержанию

Напутствия от Бога

Однажды в лесу Сатья Саи Бабá, Сулия, Кайр и Апостол Андрей говорили нам:

— Тебе достаточно для твоего счастья — только Меня?

Когда влюблённые касаются нежно тел друг друга кончиками пальцев, то в прикосновении исчезают двое и остаётся только НЕЖНОСТЬ — одна на двоих…

Когда влюблённые соединяют уста, то больше не существует губ, есть только ПОЦЕЛУЙ — один на двоих…

Когда влюблённые смотрят в глаза духовных сердец друг друга, то соединяются души в потоке, который есть только ЛЮБОВЬ — одна на двоих…

Как обретается Мудрость? — Через покой ума, погружённого в твоё духовное сердце, заполненное Творцом.

В этом состоянии становится ясной каждая Его мысль. И каждая мысль здесь теперь — и твоя. Но она — чиста от примеси человеческого «я».

Научись — при молчании ума — чистотой сердца духовного созерцать Меня! Научись жить в таком созерцании!

Так — Я становлюсь Основой всех твоих действий.

Так — обучаются состоянию, которое позволяет действовать, оставаясь в Слиянии со Мной.

Я понимаю, как сложна эта задача… Но ведь когда-то ты училась ходить, говорить… — то было детство человеческое. А сейчас — “детство” другой ступени бытия: учись думать, ходить, говорить — будучи Мною!

Не бойся падать: Я бесконечен в Глубине подо всем! Если уж ты “падаешь” — то “падай” в Мои Объятия — и вставай Мною!

Научись жить из Моего ПОКОЯ и Моей ЛЮБВИ! Учись действовать в Слиянии!

Поле Покоя ты должна нести также вокруг своего тела — поле нежности, любви, гармонии.

* * *

— Мне нужны костры Моих школ по всей Земле — костры, не задуваемые порывами ветров и не заливаемые дождями!

В бури и непогоды Я — через вас — хочу зажечь костры, к пламени которых пусть пойдут те, кто хотят и кого Я могу вывести из мрака, приблизить к Себе — уже сейчас!

А все остальные должны видеть, что эти костры горят, горят всегда, что ЛЮБОВЬ есть Путь, по которому Я приближаю к Себе.

Вам придётся отогревать людские сердца — прежде, чем каждое из них устремится к Свету и возгорится от Моего Огня. Это — ваше служение Мне!

Вы — научно-духовная Школа, и ваша задача — нести людям свет знаний о Боге, этические законы Бога! Истинная высшая нравственность, любовь к Богу, научные знания о Боге, человеке, Эволюции — вот то, что вы должны доносить до масс людей в первую очередь! Нужно менять мировоззрение на планете, восстанавливая утерянные знания!

Древняя Школа Пифагора именно в этом может служить вам образцом. Законы жизни пред Богом в гармонии, любви и мудрости — это основа. На этой основе должно идти воспитание духовных лидеров различных уровней и направлений, политиков, деятелей искусства, учёных, а также воспитание детей — чтобы строить для общества его будущее.

— Что для этого можно делать именно сейчас?

— Первое и наиглавнейшее для вас — самим окончательно закрепиться во Мне в состоянии Волны, единосущной Океану Изначального Сознания! Никакие земные дела этого не заменят! Настоящее служение в масштабах планеты осуществляется только из состояния окончательной срощенности со Мной!

Cлужение Аватара — это работа, осуществляемая из Океана Творца, причём не только с помощью тела. Это — работа всего комплекса, включающего и тело, и Брахманические Махадубли, и воздействие непосредственно из Океана Творца. Она осуществляется из постоянного Единства с Изначальным Планом Бытия!

Смотрите на Сатья Саи: Он пишет книги и читает лекции, Он пронизал планету лучами Вселенского Себя, Он сонастраивает с Собой тех, кто любят Его и готовы внимать Его наставлениям, Он дарит высшие методы совершенствования тем, кто готовы к этому…

 

Вернуться к содержанию

Воспоминания ученицы Ассириса

Когда-то я была учеником в одной из “лесных школ” Божественного Учителя Ассириса. То — прошлое моё воплощение. Бог показывал мне его только маленькими эпизодами, никогда не удовлетворяя полностью моё праздное любопытство. Лишь в редких случаях, когда Он считал это полезным, чуть-чуть приоткрывалась завеса над прошлым.

Вот то немногое, что из тех воспоминаний мне кажется сейчас интересным:

… Летнее утро… Мне — года 3 или 4. Себя я, понятно, не вижу, но ощущаю. Я смотрю из своего маленького тела…

Поляна залита солнечным светом. Вдалеке виден лес, касающийся безбрежной синевы неба верхушками деревьев.

Радость вдруг переполняет меня — и я бегу навстречу человеку, который кажется мне очень большим. Он излучает покой, силу, любовь, и я воспринимаю его как очень близкого, родного: может быть, отца или учителя… Состояния безграничной любви и доверия к нему во мне столь же естественны и всеобъемлющи, как красота и радость вокруг: поляна, усеянная цветами, лес, сиянье солнца…

Я подбегаю к этому человеку, переполненная радостной любовью, — он подхватывает моё маленькое тельце огромными сильными руками, подбрасывает вверх… И… — ощущение тела у меня теряется полностью… Я оказываюсь в пространстве Света, а всё остальное исчезает… Есть только бесконечное море Света… Исчезли и поляна, и лес, и я плыву в этом Свете…

Но большие и сильные руки ловят меня — и всё возвращается на место: и поляна, и лес, и цветы, и небо… И радость — невероятная! Сверкающая радость! Она переполняет — от этой игры-ласки!…

А руки вновь подбрасывают меня… Есть только Свет…, ещё…, ещё…, ещё…

* * *

Сейчас, пока я записывала эти строки, Ассирис вдруг, смеясь, стал объяснять, что это вовсе не было уроком в “лесной школе”. Но это была просто наша первая встреча. Так Он нашёл меня.

* * *

… Костёр, звёздное ночное небо… Выхваченный у ночи костром ореол света позволяет видеть белобородого старца в светлых одеждах, с удивительным покоем пребывающего в безмолвии. И я — подросток лет 12 — 14… Я сижу в “позе ученика”… Нет, это — сидит моё тело. А я — антропоморфное, свободное от тела сознание. Я учусь танцу — у огня…

Более всего меня теперешнюю удивляет отрешённость того танца, в нём нет именно человеческой эмоциональности, додуманности. Это — попытка передать состояние огня, как он есть, с присущим ему ритмом, гибкой подвижностью языков мягкого пламени.

Ощущение времени как бы замедлилось, кажется, что старец уже бесконечно долго смотрит на огонь…

И — абсолютно естественное понимание того, что я не есть тело, я — душа-сознание. Тела может и не быть, а я — есть.

* * *

… От празднования прихода весны у меня остались отрывочные картины, переплетающиеся с пронзительным ощущением счастья. Также — несколько песенных строк…

В праздновании участвовали жители поселения и ученики “лесной школы”.

Всё начиналось встречей восходящего солнца.

… В мягком предрассветном тумане — в удивительном единении — стоят мужчины и женщины, старики и дети. Покой и безмолвие… Ожидание таинства…

Из-за горизонта медленно поднимается солнечный диск. Люди поднимают вверх руки, приветствуя Солнце и Весну! Это также — праздник почитания Посланца “Солнца Бога” — Ассириса. И Ассирис Своим Божественным Светом окутывает всех…

… А потом — множество костров и хороводов. И руки сознаний, исходящие из духовных сердец, соединяют всех. Все в хороводе слились в единое сознание. Безмерное счастье — от слияния просветлённых душ…

В едином движении, как весенние ручейки, струятся хороводы. А огни костров горят — как символы Божественного Пламени!


Радость родится: солнце восходит!

Лада! Лада! Вместе ладони!

Сердце к сердцу — любовью стремится!

Сердце с сердцем стараются слиться!


У нас в хороводе — берёзки и ели,

Небо кружится, смеясь облачками!

Сердце поёт вместе с птичьею трелью!

Радость на крыльях летит над полями!


Солнце восходит — радость родится!

С нами кружатся деревья и птицы!

Песня весны нам звенит ручейками!

Солнце Сварога сияет над нами!


В ясном сияньи — сольёмся сердцами!

В Сердце Едином — Божественный Пламень!

Станем Любовью, творимой для Бога,

Перед прыжком в Бесконечность Сварога!


В “лесной школе” были разнопрофильные учителя. Но главным Учителем всегда оставался Бог, представленный конкретным Божественным Учителем — Ассирисом, Сыном (Посланцем) Сварога. Он давал уроки медитации, объясняя, показывая, погружая в Свою Глубину… Это было общением — с Учителем и Другом, с любящим Отцом.

* * *

… Смотрю на прозрачный Шар золотистого Света — так предстал предо мной в этот раз Ассирис. Он даёт очередной урок.

Я прикасаюсь к Божественному Сознанию руками сознания, и — несмотря на обычность урока — это прикосновение снова переполняет благоговением, любовью, нежностью.

Затем я прикасаюсь к Нему устами духовного сердца и — как сознание — растекаюсь… и собираюсь вновь в состоянии “не-я”. Меня больше нет, но есть всё вокруг прежнего моего “я”…

И я теперешняя — с удивлением узнаю приём “тотальной реципрокальности”, которому меня уже в нынешнем моём воплощении обучал Владимир Антонов…

В этом моём состоянии Ассирис опускает меня в Сознание Земли — и дальше, в глубины пространств, наполненных Живым Сознанием-Светом. При этом Он легко меняет масштабы. Я могу видеть всё и внутри, и снаружи. Ассирис произносит: “Тебя нет, есть только Я! Я — во всём! Ты — тоже есть Я. И нет сейчас ничего, что ты могла бы считать собой!”.

Затем происходит ещё один разворот сознания — и я оказываюсь на поверхности как бы огромного нежного Божественного “Солнца”, взглядом сознания вверх от его поверхности.

Я знаю, что мне надо стать всем Им. Но… ещё никак не удаётся охватить Его собою… Только чуть-чуть проваливаюсь вглубь — но и от этого неизъяснимое блаженство переполняет меня…

* * *

Теперь я явно старше, чем в прежних эпизодах. Свобода, которую я ощущаю, позволяет вовсе забыть, что где-то есть моё материальное тело: потому что я теперь — огромное прозрачное тело сознания…

Как легко и прекрасно движение!…

Я могу обнимать и луга, и лес и ощущать все существа, живущие в них, ласкать и гладить их бесконечными своими руками духовного сердца!…

А впереди, не из-за горизонта, а прямо из под поверхности Земли, встаёт “Солнце”-Ассирис. И я, как когда-то в том детстве, бегу навстречу, протягивая руки,… и вбегаю в Него — Живое “Солнце” — как во врата, которые Он открывает мне Своим Духовным Сердцем…

… Я не ощущаю сейчас, где граница того, что я знала тогда, что познала теперь… Для Бога ведь не существует тех резких границ, которые отделяют одни наши земные воплощения от других… С той ступеньки, на которой я тогда остановилась, продолжается Урок, который идёт и теперь… — урок Любви и познания Творца.

 

Вернуться к содержанию

Беседа с Ассирисом

— Ты хотел говорить со мною?

— Не совсем так: скорее, ты этого хотела, а Я — всегда рад такой возможности! Мне всегда нужно, чтобы ты хотела говорить со Мной, взаимодействовать со Мной, любить Меня!

… Ты вновь и вновь возвращаешься к попыткам вспоминать твои прошлые воплощения. В тебе ещё не угасло желание заманивать людей в Меня “вкусной приманкой” истории древней Руси… Но пойми же, что для тех, кто сейчас реально хотят познавать Меня, — намного ценнее опыт именно этой твоей жизни: реальный опыт Богопознания, который совершается прямо сейчас, из тех же условий, в которых живут твои современники!

Важно то, что сейчас, как и во все времена, есть Бог — Бог Живой! — и Он — познаваем! Вот именно это нужно узнать людям!

… Но, всё же, кое-что о Своих Школах на Руси Я расскажу, пользуясь случаем.

Как Солнце посылает свои лучи, так и Я всегда посылаю Своих Сынов и Дочерей на Землю. Древняя Русь была плодородной нивой именно благодаря сохранению нравственных Божественных законов — законов любви. Мне долго удавалось сохранять знания о Высшем в Моих Школах. Души воплощались в те условия, где уже существовали знания о Пути. Школы возглавлялись Божественными или почти Божественными Душами. Каждая такая Душа, подобно древу, восходила над Землёй и поддерживала уже существовавший очаг духовности.

В Школы отбирались для обучения высшим эзотерическим методам — только зрелые души. Критерием служила способность уже развитого сознания именно по-серьёзному мыслить. Развитое духовное сердце — это считалось необходимым, но не достаточным условием.

Тогда на Руси доминировало натуральное хозяйство. И духовные Школы были почти лишены забот о пропитании, так как сельские общины поддерживали их материально. А люди тех общин получали от Школ помощь высшими умениями в предупреждении засух и неурожаев, в исцелении болезней, в обучении детей… Те общины, в которых были Школы, существовали с ними как единый организм, как единая семья.

… Те, Кто приходили из Меня, работали, прежде всего, с уже зрелыми душами, которым не нужно было развивать интеллект через наполнение ума информацией… Механизм развития способности сознания мыслить был для них несколько иным. Это было похоже на то, что рассказывается о древнегреческих философах, которые через медитацию постигали устройство многомерной вселенной, сферичность формы нашей планеты и т.п. Тебе ведь понятно, что существуют различные варианты исследования любой проблемы сознанием: начиная от информации, приходящей от собственного размышления, — и заканчивая Откровениями и прямым исследованием своим развитым сознанием, например, слоёв многомерности. Твой разговор со Мной сейчас — тоже пример такого познания. Другим примером будет подаренная Мною медитация.

Способность плодотворно мыслить развивается наилучшим образом на фоне созерцательного покоя. Многие дети именно росли в Школе. Через размышления о природных явлениях, всевозможных живых организмах — ребёнок учился мыслить; взрослые лишь направляли, подправляли эту работу сознания. Любой жучок, летящая птица, живая или сухая ветвь дерева могли стать учебным пособием для понимания жизни и смерти, скреплённости сознания с материальной оболочкой, различия и сходства форм жизни…

Это был первый этап обучения.

И затем было очень легко объяснить такой душе, что Бог — Живой! — присутствует везде и всегда, прямо здесь и сейчас! И что каждый из нас несёт ответственность перед Ним за каждую свою мысль, за каждый поступок.

Дальше легко и быстро ученики переводились на восприятие многомерности пространства. К материальному плану было прикреплено очень мало индрий. Перенаправлять индрии души на познание нематериальных планов, на общение с Божественными Душами — Мне тогда было очень легко!

Именно общение души с Богом — невоплощённым Божественным Сознанием — было основой обучения. Благодаря этому Я мог легко давать уроки каждому. От воплощённых учителей требовалось лишь подправлять процесс, пояснять основные приёмы, не более. Учителем был Бог! И погружение в Глубины Меня было столь же плавным, неспешным и естественным, как вся жизнь. Это было взрослением детей в Божественной семье. Причём никто не ставил задач ускорения этого взросления.

Помнишь, Я приводил такой образ: чтобы пересечь мощную реку вплавь или на лодке, нужны непрерывные усилия, нужно грести: иначе не достигнешь другого берега, утонешь. Таков был ваш духовный Путь сейчас. Тогда же — мировоззрение и устройство общества позволяли существовать как бы широкому мосту. Когда есть мост, то можно идти, не спеша, над стремниной, не опасаться течения и порогов. Именно правильное устройство общества позволяет сделать Путь к Богу мостом, идя по которому можно безопасно пересечь бурную реку сансары…

Вернуться к содержанию

Отец! Как благодарить Тебя за всё?!

Мне никогда не удавалось словами выразить благодарность Богу, всем нашим Божественным Учителям. Когда я пыталась это делать…, всегда происходило Растворение, Слияние, индивидуальное “я” исчезало… — и, вместо того, чтобы мне говорить о Любви к Нему, Он говорил Сам о Своей Любви…

Таковы, в частности, все записанные мною стихотворения: это — Его слова, прошедшие через меня, когда Он и я — одно…

— Как благодарить Тебя, Отец? Как благодарить Тебя за возможность познавать, сливаться, учиться быть Тобою?

Однажды мне на этот вопрос ответил Сатья Саи Бабá. Он сказал:

— Попробуй встать рядом! Дорастай до умения исходить из Моей Обители, дарить Мою Любовь — и просто встань рядом: рядом с Владимиром, рядом со Мною, со всеми Нами! И делай то, что делаем Мы! Это и будет лучшая благодарность! Это и будет Высшее Служение Мне!

Вернуться к содержанию

Вместо Заключения (глава, продиктованная Иисусом)

… Пришёл Иисус …

— Ты хотела написать главу обо Мне?

— Да, очень хотела!

— Хочешь, Я буду диктовать?

— Да! Не уходи, пожалуйста! Не уходи! Я сейчас ручку и бумагу возьму…

— Я никогда не ухожу! Я вошёл в твою жизнь очень давно и никогда не уйду! Я помню очень хорошо все твои слова, обращённые ко Мне, и все твои обещания Мне.

Я вёл тебя уже очень давно. Я всегда был рядом. Ещё в те времена, когда ты не знала, что Я — есть, ты уже ощущала первые Мои прикосновения. Это Я стоял рядом, когда Иешуа со страниц “Мастера и Маргариты” затронул твоё сердце…

— Иисус, это был Ты…

— Да, Я и тогда был с тобой.

Помнишь, когда ты читала Евангелия и думала, что пошла бы за Мною…, если бы то была правда?… Я и тогда был рядом, Я говорил тебе: это — правда! Да, Я исцелял прикосновением, да, Я ходил по водам, да, Я воскрешал умерших… Я говорил тебе: всё это — правда! И ты, ещё не зная Меня, начинала Мне верить…

А потом в церкви, помнишь?… Были только Я и ты — сколько бы людей ни было вокруг… Мои глаза смотрели прямо в твои духовные глаза. Я смотрел в твоё сердце, в душу, где бы ни стояло твоё тело…

— Я помню, Иисус…

— А потом Я дал тебе в руки книгу Владимира Антонова “Исконное Учение Иисуса Христа”. Ты, наконец, взяла её в руки… Как Я радовался тогда!

Я помню то, как ты отваживалась на Путь ко Мне, Я помню все твои обещания. Я помню, как ты впервые видела Меня с ясностью глазами души на Моём месте силы — и Я благословлял твой Путь ко Мне.

Я ничего не забыл! Я помню, как ты, слившись сознанием с Моим Махадублем, протягивала вместе со Мною руки ко всем душам, которые Я держу на Своих Руках, и просила о разрешении помочь им хоть немного узнать о той возможности быть со Мною всегда, о которой знаешь теперь ты… И Я исполнил просьбу твою: Я говорил через тебя слова, обращённые ко всем людям Земли…

И это — только начало Служения, которое вам предстоит осуществить на Земле от Меня, для Меня: для того, чтобы Бог мог прикоснуться к каждому сердцу человеческому! Люди должны узнать о том, что Бог есть Любовь, что Он — познаваем, что Я — всегда рядом с каждым, кто идёт по этому Пути, что Я не оставляю без помощи никого, кто прилагает к тому все свои силы — и любовью устремляется ко Мне! Я веду его за руку в Обитель Отца!

Смотри: “сказка”, в которую ты когда-то боялась даже поверить, — стала реальностью твоей жизни!

Я здесь сейчас для того, чтобы подтвердить: ты познала Меня!

Живи с Моим Сердцем в груди, свети из Солнца Бога* Великой Любовью Творца!

Помни: как Я жил — так Я учу жить и вас! А Я и Отец — Одно!

Благословляю вас всех служить Отцу так, как это делаю Я, делаем все Мы! Ощути Великое Единство! Ощути Великую Силу Отца!

Есть удивительная Сила Любви Отца, которая способна преображать души!

Бог есть Любовь!

То, что Я совершил, каждый может совершить!

Ваш Иисус,

Которого люди называют Христом