Главная :: Видеофильмы :: Аудиокниги :: Слайд-шоу и Скринсейверы :: Почта :: Ссылки ::  

Вместо Заключения
(глава, продиктованная Иисусом)

Поиск Свободы

Мне всегда было интересно, что находится там — по ту сторону от привычного материального мира.

… На закате бывает короткий, но очень интересный отрезок времени, когда Солнце вот-вот скроется за горизонтом, бросая последние лучи света на поверхность Земли. И эти лучи обладают такой силой, что, кажется, всё вокруг сейчас растворится в золоте заката, расплавится в нём… Всякий раз, наблюдая эту картину, я ждала, что в этом золотом сиянии сейчас раскроется дверь в иной мир — мир Безграничной Свободы — и я смогу проскользнуть в него...

Но Солнце исчезало за горизонтом, мир возвращал свою прежнюю плотность, а мои мечты так и оставались мечтами… Дверь в другие миры не открывалась, потому что искала я её не там: я искала её снаружи, а она открывается… внутри каждого из нас.

Я всегда верила в Высшую Силу, в Высший Разум. Понимая, что случайностей не бывает, я пыталась увидеть логическую цепочку причин и следствий — как в собственной жизни, так и в судьбах других людей. Но назвать эту Великую, руководящую нашими судьбами Силу — Богом я не могла, потому что слово Бог ассоциировалось у меня тогда только с православием, которого я не принимала. Я ощущала, что православие не открывает двери к Свободе, а, наоборот, ограничивает её. Самого же Бога православие рисует грозным и суровым Судьёй, который следит за исполнением каких-то абсурдных, ничем не объяснимых и никому не нужных правил. И вот такого “православного Бога” я не могла принять.

Но, как оказалось, Богу абсолютно всё равно, c каким именем мы к Нему обращаемся. Ведь у Него — тысячи имён! И — тысячи языков и тысячи возможностей для того, чтобы проложить Себе тропу к сердцу любого человека. Бог — не грозный Судья! Он — Любящий и Мудрый Учитель.

И Он словно предложил мне тогда: “Тебе не произнести слово “Бог”? Нет проблем! Вот тебе книга, где Меня называют именами “Сила”, “Дух”, “Орёл”… Выбирай — любое!…”

Это была книга Карлоса Кастанеды “Учение дона Хуана”.

И, конечно же, когда она впервые попала мне в руки, — я восприняла её как “подарок судьбы”. Это была книга, которую я ждала всю жизнь: книга о Свободе — той самой, о которой я так мечтала, в которую верила…

На протяжении нескольких лет, читая и перечитывая все книги Кастанеды, я лучилась от счастья, понимая, что нашла, наконец, смысл своей жизни: “Я хочу посвятить её обретению той самой Свободы, которой достигли дон Хуан и духовные воины Его партии!”

Здравый смысл говорил, что это — невозможно. Ведь я же не поеду в Мексику! А даже если бы и поехала — тех людей мне никогда там не найти!

Но, несмотря на доводы разума, у меня сформировалось непреклонное намерение: присоединиться к партии Нагваля…

Я предполагала, что путь ученичества, которым шёл Кастанеда, — единственно возможный, и ожидала, что мне придётся проходить его точно так же, во всех подробностях и в той же последовательности…

Впрочем, меня пугало то, что всем без исключения духовным воинам в какой-то момент их ученичества предстояла схватка с “олли” — схватка, в результате которой воин мог либо победить, либо умереть от страха… А поскольку всё написанное я воспринимала тогда почти буквально, то от этой мысли становилось жутковато…

Но отступать я не собиралась! И, несмотря на то, что я драться вообще не умела, я “собралась c духом” и сказала себе: “Ладно, раз уж без этого нельзя — встречусь с этим олли и поколочу его!”

Сейчас мне забавно об этом вспоминать, но тогда… всё было так серьёзно!

Описывая свой мистический опыт, Кастанеда рассказывал, что как-то дон Хуан велел ему поймать двух ящериц, одной из них следовало зашить глаза, а другой — рот (остальных подробностей этого кошмара я уже не помню). И это было единственным испытанием, от которого я отказалась в своем будущем предполагаемом ученичестве: “Умереть от страха самой — это ещё ладно, но причинить cтрадания ящеркам — ни за что!”

Ну и, конечно же, я каждую ночь безуспешно пыталась найти свои руки в “сновидении”, пыталась совершать “перепросмотр” прежней жизни, останавливать “внутренний диалог”, ходя по улицам как сомнамбула…

Не сложно догадаться, что никаких положительных результатов это не давало.

 

Вернуться к содержанию

Дон Хуан

Я не понимала и половины из написанного Кастанедой, но увидела ту Великую и Прекрасную Силу, Которая стояла за каждой строчкой тех книг. Я влюбилась в Неё!

И, наверное, дон Хуан услышал мой отчаянный вопль: “Возьмите меня с Собой! Примите меня в Ваш мир!” Только сейчас я понимаю, что это именно Он занимался тогда моим воспитанием, начал руководить мной, готовить к встрече с настоящей духовной работой — потому что такая, как была, я для этого вовсе не годилась. Я была восторженной…, но ленивой мечтательницей… А на этом нелёгком Пути может выстоять только воин.

И всякими хитрыми способами дон Хуан вынуждал меня к тому, что я постепенно начала менять себя.

Так например, Я составляла себе перечень правил, которые должна была неукоснительно выполнять каждый день. Эти правила я не нарушала никогда! Это было чем-то вроде обета, даваемого пред лицом Силы.

Конечно, вначале мои отношения с Силой были очень похожи на торговые сделки: “ты мне — я тебе”. Ведь, для того, чтобы я “подписалась кровью” под очередным правилом, дону Хуану приходилось меня чем-то припугнуть или что-то мне посулить…

В общем, Он меня воспитывал методом “кнута и пряника” — по-другому такое ленивое “комнатное” существо, каким я являлась, — было не расшевелить.

Только теперь я понимаю, насколько велика готовность Бога протянуть “руку помощи” всякому, в ком возникает стремление встать на “тропу сердца”, к кому приходит понимание, что нужно менять себя! И, чтобы помочь нам в этом, — Он использует любые возможности и любые способы.

На две трети мои “правила” состояли из разной ерунды, но, тем не менее, они научили меня дисциплине и исполнению своих решений во что бы то ни стало.

Одним из главных моих недостатков была страшная лень. Я даже гордилась тем, что я “сова”: “Ну как же! Я — художник-модельер, я вращаюсь в среде эстетов и интеллектуалов! И имею полное право вести этакий лениво-богемный образ жизни!”

Одно из “лекарств”, которое прописал мне дон Хуан от этой “болезни”, состояло в том, что я обязалась вскакивать с кровати по первому звонку будильника, нестись в ванную и выливать там на себя ведро холодной воды. Первое время я потом каждый раз просыпалась с воплем: “Как же это меня угораздило?! Чтобы себе — да так больно?!”

Но, к счастью, выбора у меня уже не было.

Другим Его правилом для меня оказалось полное исключение из рациона алкоголя (даже в шоколадных конфетах!). Такая строгая мера казалась мне тогда странной: ведь 2-3 бокала вина изредка в гостях никак нельзя было назвать алкогольной зависимостью.

Когда я вписала это правило в свой список, то с ужасом обнаружила, что через неделю — Новый Год!

— Боже!.. — стенала я, — Что я наделала?!… Как же я встречу Новый Год без шампанского?!

Но ничего… встретила — с бокалом йогурта. И, клянусь, это было потрясающе вкусно!

Еще одним важным пунктом оказалось искоренение раздражительности. Было несколько человек в моём окружении, которые с лёгкостью доводили меня до “белого каления”. Правило же состояло в том, чтобы оставаться в полном покое, не реагировать на вздор и занудство… Я должна была учиться самоконтролю!

Удивительно быстро эта практика принесла свои плоды. Я была потрясена результатами! Как только я научилась контролировать себя — меня перестали пытаться “достать”. Им это стало просто неинтересно!

А мне этим же способом удалось урезонить своё “ощущение собственной важности”.

На все события в своей жизни я стала смотреть как на уроки, которые преподносит мне Сила, — это были уроки этики, любви, сострадания.

… Так прошло несколько лет. Конечно, я не стала духовным воином за это время: я продолжала быть обычным человеком, пленником условностей, стереотипов поведения.

Но, тем не менее, дон Хуан “расшевелил” меня тогда, “растолкал”, научил “переступать через себя”, и, благодаря этому, когда пришло время скинуть с себя часть “человеческой формы”, — я смогла это сделать.

 

Вернуться к содержанию

Знакомство с книгами Владимира Антонова

“Когда обычный человек готов — Сила предоставляет ему Учителя” [6,28] — под этой фразой я могла бы подписаться. Я была абсолютно уверена, что именно так всегда и происходит.

Один только вопрос смущал меня: я прочитала, что в “партию Нагваля” не принимают добровольцев. Напротив, ученики, на которых указывала Сила, заманивались в Школу с помощью всевозможных уловок.

“Как же мне быть? — размышляла я. — Я — доброволец, я знаю, что хочу в жизни только этого и ничего больше. Меня не надо затаскивать ни силой, ни хитростью, только дайте знак, куда идти, — и я полечу…”

… Но тогда я ещё не читала Коран и поэтому не знала, что “Бог — лучший из хитрецов”… И когда Он дал мне прямо в руки книгу моего будущего Нагваля, я была настолько обескуражена, что… чуть было от неё не отказалась.

А произошло это так:

Книги Кастанеды “окрылили” меня до такой степени, что я бросилась с ними по всем своим знакомым, как с панацеей:

— Вот! Смотрите! Та Свобода, к которой мы все так стремимся, — действительно существует!

… Но по реакциям людей я понимала, что им эта Свобода… вовсе не нужна! Кто-то читал книгу как фантастический роман, а многим даже лень было её открывать…

Но я не теряла надежды.

И вот, однажды я оказалась в гостях у своей давнишней приятельницы — Анны. Мы с ней познакомились когда-то на киностудии. И хотя бок о бок мы проработали очень недолго, приятельские отношения сохранялись, и несколько раз в год мы встречались.

Конечно, я не упустила возможность предложить книги и ей. Анна — приняла и, более того, сказав, что у неё тоже есть для меня подарок, положила прямо передо мной небольшую книжечку под названием “Исконное Учение Иисуса Христа”. Автором значился Владимир Антонов.

Не буду скрывать, что на какое-то время меня взяла оторопь. Я знала, что Анна посещает церковь, и решила, что это — какая-нибудь православная литература или сказки про “доброго Боженьку” в стиле современных протестантских церквей. Но, к счастью, я была “хорошо воспитана” и знала, что от ответных подарков отказываться неприлично. Так что, книжку я взяла. “Тем более, что — тоненькая. Как-нибудь одолею…” — со вздохом решила я про себя.

Но, мало этого, Анна ещё добавила: “И ты представляешь?! Автор этой книги снимался у меня в последнем кино — в массовке!”

Так! Ещё один сюрприз! Автор ещё и в массовках снимается!... Я сразу вспомнила, что такое массовка… В памяти ожила толпа людей, которые по несколько часов скучают в студийном автобусе или слоняются с сигаретами по коридорам и долго-долго ждут, когда их пригласят на 3 минуты на съёмочную площадку. Да, с такой скуки-то можно и книгу написать…

Думаю, не раз за этот вечер дон Хуан “складывался пополам” от хохота, следя за ходом моих мыслей… Подарить книгу Мастера так виртуозно — это было в Его стиле!

… Книгу я не стала откладывать “в долгий ящик”. Я прочитала её очень быстро. Насколько же ошибочным и предвзятым было моё первое мнение! Не раз я мысленно извинялась перед автором…

Прочитав её, я впервые в жизни поняла, что такое — настоящее христианство! Не умея отделить Истину, лежащую в его основе, от искажений и поверхностных наслоений, которые накладывают на него почти все современные церкви, — я всю жизнь смотрела на христианство словно сквозь перепачканное стекло…

Вторую и третью книги Владимира Антонова — “Как познаётся Бог” и "Бог говорит" — я ждала уже с нетерпением. Кроме автобиографии, я обнаружила в них важнейшие цитаты из всех основных религиозных Учений. Нужно прочитать эти книги, чтобы понять, насколько ценная для духовного искателя информация в ней содержится!

Прежде я интересовалась, конечно, различной эзотерической литературой: религиозной, по психоэнергетике, целительству, магии, астрологии… Но я не только не пыталась как-то дифференцировать эту информацию, упорядочить её, но даже не представляла, что это вообще возможно сделать. Передо мной как будто было много-много кусочков какой-то замысловатой мозаики. Но, поскольку, я не видела всей картины в её полноте, то и не представляла, что мне делать со всеми этими осколками знаний.

Я приняла эти книги как ещё один подарок от Бога! Автор собрал ту мозаику, которую я и не чаяла собрать, — и преподнёс её всем! Я впервые в жизни увидела, насколько она прекрасна и в то же время проста!

Книги дали ответы на все мои вопросы! Не успевала я мысленно задать какой-нибудь вопрос, как буквально через несколько страниц находила на него ответ. Мне очень понравилось, что книги не принуждали читателя к слепому принятию всего на веру, а, напротив, провоцировали на собственные размышления, предлагали самостоятельно задуматься над многими аспектами жизни.

 

Вернуться к содержанию

Начальный этап

Это был самый первый, начальный этап — этап чтения книг, изучения теории, принятия этической концепции Школы. Прочитав книгу “Как познаётся Бог” и полностью приняв всё, что в ней написано, — я начала немедленно пересматривать всю свою “систему ценностей”.

Одним из первых важнейших шагов был переход на безубойное питание. Что больше всего меня потрясло тогда, — это то, что ведь я никогда в жизни не задумывалась на эту тему самостоятельно!

Помню, ещё в детстве мне читали рассказ кого-то из русских классиков о сентиментальной барышне, на глазах которой закололи поросёнка. Потрясённая, она упала в обморок, а вечером того же дня, с аппетитом кушала его мясо. Я тогда страшно её презирала и очень гордилась тем, что я — не такая. Какую же пощёчину получило мое эго, когда теперь пришло понимание, что я была ничем не лучше неё!…

Ведь все мы, покупая мясные или рыбные продукты, даём свое негласное разрешение на убийство животных…

Почему, когда мы узнаем об убийстве человека, то в ужасе кричим: “Как можно посягать на чужую жизнь! Ведь это — святое!” Или, если кто-то убил собаку или кошку, мы снова негодуем: “Ах, он изверг, нелюдь!”

Почему же тогда мы все так легко принимаем убийства других животных? Я долго не могла понять: отчего это не ранит нас?

Пытаясь ответить самой себе на этот вопрос, я увидела, что только стереотип, шаблон мышления заслоняет весь ужас этой проблемы от сердца и разума. У большинства людей как будто на глаза надеты шоры. И надеты они уже с раннего детства, когда родители дают ребёнку первые представления о мире, говоря: “Дуб — дерево, трава — зелёная, мясо, рыба — еда”. И эта начальная информация становится аксиомой, не требующей доказательств. Эта информация превращается в некое прочное основание, на котором в дальнейшем человек строит свои отношения с миром.

Когда до меня, уже взрослой, дошло, наконец, какое преступление перед животными я совершала всю жизнь, — я была потрясена до слёз! Ведь я не была бессердечным человеком! Как же я могла допустить, чтобы ради моих вкусовых прихотей они страдали?!

Я очень долго каялась, сжималось от слёз горло…

В дальнейшем, объясняя другим людям, почему я отказалась от убойной пищи, я столкнулась с тотальным непониманием и неприятием этой этической концепции. Какого только абсурда не слышала я! Например: “Животные же едят мясо! А чем люди от животных отличаются? Ничем! Мы все — млекопитающие!” Вот как! Оказалось, что не все люди даже понимают значение слова “млекопитающие”*.

… Одна моя знакомая любила повторять, что самое главное для неё в жизни — это любовь. Но, когда я предложила ей перейти на безубойное питание, она ответила:

— Да… животных жаль, конечно. Но ведь это так удобно — утром позавтракать сервелатиком*!

А другие просто начинали возмущённо орать:

— Да почему это ты не ешь мясо?! Ведь это — какое-то сектантство!

И возмущало их именно то, что отказ от убойной пищи произошёл по этическим соображениям! Если бы я так поступала по предписанию врача или просто по своей прихоти, никто бы слова не сказал. Взрыв возмущения вызывало именно то, что я так поступаю… не из эгоизма!

Для меня тогда было загадкой, почему у большинства людей антидуховный девиз “Надо любить себя!” встречается “на ура!”, а поступки, в основе которых лежит любовь к другим, вызывают “праведный гнев” или… страшные подозрения…

Какое-то время я по привычке пыталась поддерживать отношения с некоторыми из тех людей: ведь родственники всё-таки… Но вскоре поняла, что истинные родственники — это вовсе не те люди, которые имеют общих биологических предков или в силу других обстоятельств образуют семейный клан. О тех можно говорить лишь как о родственных телах. Настоящие же родственники — это родственные души: люди, имеющие единые стремления в жизни, руководствующиеся едиными духовными принципами!

Кстати, это — очень большая редкость, когда под крышей одного дома оказываются действительно родственные души. Мне в этом отношении чрезвычайно повезло: и моя дочь, и отец приняли в свои жизни основные этические принципы, описанные в книгах Владимира Антонова! И я отношусь к этому, как к ещё одному бесценному подарку Бога!

… Итак, я училась жить по-новому, училась жить в состоянии любви, пыталась выполнять те начальные практические упражнения, которые были описаны в книге “Как познаётся Бог”.

 

Вернуться к содержанию

Встреча

Я пребывала в состоянии благодарности к автору книги, но мне даже в голову не приходило, что я могу встретиться с ним… К счастью, здесь проявила инициативу Анна.

Как-то я зашла к ней, мы спокойно сидели на кухне, пили чай…

И тут внезапно она сообщает, что ей сегодня звонил Антонов, он приглашает нас обеих в гости. И встреча состоится не через год-два, а… послезавтра!

Я поперхнулась… Когда я увидела, с какой скоростью моя мечта “обрастает плотью”, — я испугалась! C одной стороны — это было исполнением моей мечты, это было то, чего я больше всего на свете хотела. А с другой — то, чего я больше всего боялась. Потому что всегда, когда я стояла перед какой-то новой, незнакомой мне дверью, мне легче было “удавиться на пороге”, чем сделать шаг и войти.

Переступить этот “порог” помогло только абсолютное понимание того, что, если я сейчас отступлю, то другого такого шанса у меня не будет уже никогда! Я точно знала, что “Птица Свободы” не прилетает дважды…

… Итак, встреча была назначена. Мы с Анной “дрожали как два осиновых листа”, но отступать было некуда.

… Больше всего меня удивило то, что при встрече он нас очень нежно обнял и поцеловал — так, словно давно знал и ждал… Он сразу попросил нас перейти “на ты”. Помню свое первое впечатление о нём: голубые глаза, пушистая белая борода, обрамляющая молодое загорелое лицо. Если признаться честно, до этой встречи я представляла его приблизительно “ровесником прошлого века”…

Мы сидели в комнате. Уже был сварен рис, на столе появились солёные грибы, майонез… Мне понравилось то, что во всех его действиях не было никакой суетности и спешки. Он находился в пространстве покоя и сердечной любви, которое сам же и создавал. Все действия были настолько плавными и естественными, что, казалось, — всё происходит само собой.

Владимир рассказал нам о своей первой встрече с Анной. Думаю, она и сама не знала, каким забавным способом он оказался год назад в её костюмерной. Оказалось, что около киоска, куда он обычно сдавал на продажу свои книги, его вдруг начала как-то странно “обхаживать” некая женщина… Она заходила то справа, то слева, смотрела в упор в лицо…

— Я смотрю и не понимаю, что ж ей надо-то от меня? Может, бывшая ученица? Или — сумасшедшая? — смеясь, рассказывал он. — Но тут она, наконец, представилась ассистентом по подбору актёров. Сказала, что ищет человека именно с таким лицом и такой бородой! Умоляла уговориться на эпизодическую роль в фильме. Ну, вижу, ей это так надо, что не смог отказать. Согласился. Поднялся с ней в костюмерную и там среди множества людей увидел Анну… Когда она поправляла костюм на ком-то из актёров — из её рук лился свет… Я сразу понял, зачем Бог меня сюда привел: ведь это — такая редкость: встретить человека с уже развитым духовным сердцем!

… Мы много говорили, Владимир задавал нам какие-то вопросы, мы что-то лепетали в ответ. Помню, что мне в тот вечер очень сложно было расслабиться, и помню слова Владимира на прощанье:

— Тебе надо больше улыбаться!

Владимир порекомендовал нам для начала прочитать ряд книг о Сатья Саи Бабé, о Бабаджи, выполнять те упражнения, которые были описаны в книгах. Короче говоря, мы были отпущены на некоторое время для самостоятельной работы…

… После той встречи я поняла, что не умею жить в анахате, не умею улыбаться, не умею обнимать людей. Всему этому мне предстояло научиться, и я начала тренироваться каждый день. Не знаю, что и как у меня получалось тогда, но, в первую очередь, — это была борьба с собой.

 

Вернуться к содержанию

Мы отпущены на самостоятельную работу

Та зима выдалась очень холодной: дома неуютно, отогреть тело на какое-то время можно было только под горячим душем. Но каждое утро, перебарывая себя, невзирая на холод, темноту за окнами, мы с Анной вставали и начинали день с духовных упражнений: с “пробуждения”, “отдавания”, “креста Будды”*

Какое это было счастье, когда что-то начинало получаться реально! Ведь раньше я, как и большинство людей, воспринимала окружающий мир из головных чакр. А теперь, когда мне удавалось опуститься в анахату, — я ощущала внутри и вокруг себя мир и покой! Это было так ново, так прекрасно! Мне хотелось поделиться этим счастьем со всеми…

Также “рабочей площадкой” для тренировок у меня была остановка автобуса, который довозил меня до работы. Ездил он раз в сорок минут, да и то не всегда. И вот Бог начал показывать мне маленькие чудеса: как только я приходила на остановку и опускалась в анахату — мне тут же “подавали” автобус. Уже неделю, как он не опаздывал, не уезжал раньше положенного, не ломался!

И вот, в очередное утро я опускаюсь в анахату, через минуту вижу автобус, который начинает медленный плавный заход на остановку… Все ожидающие его пассажиры делают уверенный бодрый шаг вперёд. …Но в это время мне в голову приходит мысль: “Ну чего я придумываю! Нет тут никаких чудес! Просто автобус ходит по расписанию. Вот и всё!” В ту же секунду автобус резко ускоряет движение и, не открыв дверей, проезжает мимо остановки... Остолбеневшие пассажиры не могли даже ругаться, они просто молча проводили его взглядами…

Я понимала, что теперь определённо опоздаю на работу, плюс буду мёрзнуть тут ещё минут сорок на остановке… Но меня “до краёв” затапливают смех и радость — оттого, что я узнала Руку, узнала “почерк” Любимого!

… Одной из постоянных моих медитаций была медитация Сатья Саи со свечой (она описана, в частности, в книге Владимира Антонова “Сатья Саи — Христос наших дней”). Я ощущала в анахате тёплое и нежное пламя свечи, потом оно разрасталось, охватывая все большее пространство, — и расходилось волнами любви и света дальше, дальше, дальше… Я вспоминала знакомых мне людей и пыталась наполнять этим светом и их. Возникали состояния единения, любви, мира, гармонии…

 

Вернуться к содержанию

Первые занятия

Весной начались плановые занятия. Это был курс по раскрытию анахаты. Он включал в себя психофизические упражнения, пранайамы, латихан, различные способы для очищения и утончения анахаты.

Я ощущала перемены в себе после каждого занятия: менялось моё восприятие окружающего мира и менялась я сама. Уже ко второму занятию я научилась улыбаться: освоила погружение внутрь собственной анахаты — и этого оказалось достаточно, чтобы улыбка, если не внешняя, то внутренняя, не исчезала.

Помню, на одно из занятий кто-то принёс показать Владимиру водоросль, которая, якобы, обладала уникальными целебными свойствами и прекрасной энергетикой. Посмотрев на неё, он только поморщился. А потом, взглянув на меня, сказал:

— Как же ты изменилась! Ведь когда я в первый раз тебя увидел — ты была такая же “несъедобная”, как эта водоросль!

О-о-о! Это был самый потрясающий комплимент, который мне когда-либо делали! Я — лучше той водоросли! Под общий хохот он сгрёб меня в объятья и расцеловал. Я была на “седьмом небе” от счастья!

… Вскоре мы должны были ехать в лес на место силы. Владимир напомнил, что синтетическая одежда “экранирует” и в ней невозможно хорошо ощущать энергетику пространства.

— Одеваемся тепло: свитера, ватники, на ноги — резиновые сапоги, — говорил он, казалось бы, самые обыденные вещи.

Но обыденные — не для меня. Я слушала всё это, и от каждого его слова у меня все сильнее “отвисала челюсть”. Ватник…, рюкзак…, резиновые сапоги…? Для меня — ещё только вчера “несъедобной водоросли” — это были предметы с другой планеты! В моём гардеробе “светской дамы” даже джинсы не водились. А в лес… — уже завтра!

— А у меня нет ватника… — едва шевелящимися губами прошептала я.

Владимир, “глазом не моргнув”, вытащил из шкафа латанный-перелатанный ватник и со словами “могу одолжить” — вручил его мне. Сапоги я купила за 15 минут до закрытия магазина, а рюкзак и брюки пообещала привезти Анна.

 

Вернуться к содержанию

Первый выезд на место силы

Итак, наш первый выезд состоялся 8 марта. Не могу сказать, что этот праздник для меня когда-нибудь что-то значил, но, тем не менее, это было знаменательно. По иронии судьбы, именно в этот день произошла встряска моей яркой женской “человеческой формы”. Этим была словно проведена черта, отделяющая прежнюю жизнь от новой.

Воспитанная в “лучших традициях” нашего общества, имея диплом дизайнера моды — я прежде даже выйти из дома не могла, если длина моего пальто не гармонировала с высотой каблука, если перчатки были не в тон шарфика, если не накрашены губы и не напудрено лицо…

И вот, в выходной день в 7 утра я вышла из дома в ватнике!…, брезентовых штанах! (я всё утро безуспешно пыталась их разгладить утюгом)…, резиновых сапогах!…, с потёртым рюкзаком за плечами! Я прокралась под окнами своего дома, стараясь, чтобы меня не заметили соседи…

У меня было ощущение, что на мне… — маскарадный костюм!

По дороге к автобусу не покидала мысль: “Только бы не встретить кого-нибудь из знакомых!” Впрочем, зря я так волновалась: ведь они бы меня просто не узнали.

Но, как только я дошла до остановки и встретила там всю компанию, — всё сразу же встало на свои места. Ведь они все были одеты так же… Я, срезонировав, “упала” в анахату, и все мои проблемы улетучились сами собой…

… Мне никогда не забыть этой нашей первой поездки! Это было любимое место Божественного Учителя Ассириса.

Мы никогда не видели Его Лицо, ибо Он всегда представал перед нами как огромный шар Света, как Божественная Анахата. Ассирис рассказывал нам через Владимира, что Его знали и почитали ещё древние ассирийцы, а очень давно у Него были Школы и на территории древней, ещё дохристианской Руси.

Меня поразило, что место силы находится не где-то в непроходимых дебрях, а прямо посреди достаточно широкой лесной дороги. По ней иногда проходят люди… Но все они, как прежде и я, сосредоточены только на собственных мыслях: бесконечно и напряжённо обдумывают что-то, вспоминая прошлое или грезя о будущем… А Бог — живёт “здесь и сейчас”, и, чтобы ощутить Его,… надо просто “плыть” над поверхностью Земли как чистое и свободное сознание…

Конечно, я в тот день не обрела ясновидения, не услышала никаких Откровений. Я просто “пыхтела” и старалась изо всех сил, чтобы хоть как-то ощутить границы места силы, чтобы хоть “краем глаза” увидеть, почувствовать Ассириса.

… Поработав на месте силы, мы пообедали у костра, а потом медленно побрели по той дороге в сторону автобусной остановки.

Я шла и не понимала, что со мной творится. Никогда раньше я и представить себе не могла, что обычная лесная прогулка может доставить столько счастья! Я смотрела вокруг и не узнавала привычный мир! Всё было… другое: и лес — совершенно другой, и Солнце — другое, и Земля — другая: любящая, живая, прекрасная… Всё было — новое, незнакомое, окутанное необыкновенной притягательностью! Я и не знала, что можно просто так гулять по Земле: не спешить, не бежать, а просто идти — идти “по тропам своей любви”…

Я узнала именно в тот день, что такое есть внутренняя радость — радость, у которой нет никакой иной причины, кроме своей собственной любви: любви ко всему и всем! Сердце переполняло счастье оттого, что я люблю всех: этих людей, которые взяли меня с собой, этот снег, искрящийся в лучах Солнца, этот лес, уже начинающий звенеть весенней радостью птиц...

Эмоции, затопившие меня в лесу, не пропадали и дома. Я пришла домой, разговаривала с домашними, ужинала, укладывала спать ребёнка, но всё это время ощущала, что я — настоящая — продолжаю плыть всё в том же пространстве радости и любви… Счастливая, я заснула.

 

Вернуться к содержанию

Саттва

… Таких поездок было ещё много: новые места силы, новые медитации, незабываемые встречи с Божественными Учителями.

Не буду описывать подробно все наши поездки. Скажу только о самых ярких впечатлениях того времени. Я поняла, что обрела “потерянный рай”! Я как будто вернулась в свой родной мир, где можно быть только естественной и искренней, где любая внешняя “шелуха” выглядит, как карикатура! Я испытала такое облегчение, когда сбросила с себя “железную броню”, которую столько лет носила! Это было — как второе рождение…

… Когда я сейчас пытаюсь сонастроиться с тем временем, то воспринимаю себя… как новорождённого младенца, зажмурившегося от счастья. Бог как будто взял меня на руки и понёс, показывая мне мир новый и незнакомый, совершенно не похожий на тот, от которого я прежде привыкла обороняться.

Это был этап пробуждения, раскрытия себя навстречу Любви, принятия внутрь себя того прекрасного, чистого, которого не замечала раньше.

Но это было только самое начало Пути — когда просто за то, что мы развернулись к Богу лицом, заметили Его, протянули к Нему руки, — Он проливал на нас водопады золотого дождя, заливал нас блаженным восторгом, как любящая мать осыпает своё дитя нескончаемыми поцелуями за первую улыбку, за каждый неуверенный ещё шаг, за каждое слово, которое оно пытается пролепетать.

Это было время суперсаттвы, которая захлестнула меня полностью! Саттва — это тот прекрасный этап в эволюции всякого человека, с которого начинается Дорога к Богу. Только укрепившись в ней, мы можем двигаться дальше.

… Саттва! Она становится прекрасной и единственно возможной площадкой для следующих шагов на Пути к прямому познанию Творца. Но она же может стать и ловушкой. Она дарит необыкновенное счастье — и в то же время создаёт опасную успокоенность. В ней становится настолько хорошо, весело и радостно жить, особенно, если ты не одна, а в компании таких же людей… — как будто кусочек рая упал на Землю и накрыл всё розовым ароматным покрывалом!... И, кажется, вот оно — вечное счастье, блаженство!…

Но Бог ждёт от нас неизмеримо большего. И, по мере взросления, из чудесных детей мы должны превратиться в Того, на Чьих Ладонях мы прежде нежились.

И очень скоро Бог напомнил мне, что, если уж я собралась идти по этому Пути до конца, то не имею никакого права “влипать” в саттву, но должна лишь использовать её как стартовую площадку для следующего этапа Пути. И, чтобы я поняла это, Богу пришлось сделать мне больно, провести через отчаяние, но за эти уроки я Ему благодарна, наверное, ещё больше, чем за те водопады блаженства, которые проливались на меня вначале…

… Увлекшись саттвой, я перестала работать в полную силу. Я стала чувствовать себя ребёнком на бесконечном празднике: сверкающий весенний лес, птичьи трели, радость, счастье, смех…

Владимир не раз повторял, что, если у нас возникает удовлетворённость собой, состояние успокоенности, — то это означает остановку в развитии. Не раз он напоминал нам, что саттва — это прекрасно, но мы не должны увлекаться ею! Она должна быть лишь фоном для нашей работы! Но я — как не слышала этих предупреждений! А если и слышала, то никак не примеряла их к себе…

Я… вдруг стала ощущать упадок сил, чувствовала, что едва справляюсь с новыми медитациями…

И когда я пожаловалась на это Владимиру, то услышала в ответ:

— Да, тебе надо сделать остановку. Я это говорю не в укор тебе. Но бóльшее количество знаний ты сейчас не сможешь вместить. Твоя “кастрюля”, образно говоря, переполнилась, и, пока не “переварится” то, что получено, — дальше идти нельзя. Ну, съезди с нами в лес ещё несколько раз, чтобы закрепить старый материал, — и на этом всё. Если тебе давать сейчас новые знания — ты можешь просто заболеть.

Всё это он сказал очень мягко и нежно. Но для меня каждое слово звучало как раскат грома, как приговор.

Я изо всех сил пыталась держать себя в руках. Тот вечер тянулся нескончаемо долго, а мне больше всего хотелось остаться один-на-один со своим горем. Внутри словно оборвалась какая-то струна, меня сверлила только одна мысль: “Ну, вот и всё… Всё кончено!”

Причём я понимала, что, если я отстранена от медитативной работы, — это значит, что я останусь совершенно одна. Я никого из них не увижу уже никогда…

Трезво обдумать своё положение я смогла только на следующее утро. И, как ни странно, я не стала плакать, а решила не просто принять свою судьбу… — но принять её как вызов, как учил дон Хуан. И тогда я поняла, что ничто не изменилось: ведь, что бы ни происходило со мной на физическом плане, это уже не изменит главного. Я уже обрела Цель, обрела смысл жизни! Я выбрала тот Путь, который ведёт к Богу! Одна или нет, я всё равно по Нему буду идти!

И я поняла в тот момент, что единственная опора на этом Пути — Бог. До меня дошло, что держаться я должна не за воплощённых людей, а только за Бога, и причём — “обеими руками”!

И в тот же миг, когда я это осознала, — Бог проявил Себя мне. Я никогда раньше не ощущала Его таким Живым и Реальным! Он был так ласков! Он отвечал на все мои вопросы, улыбался, шутил. И те медитации, которые ещё вчера не получались, сейчас выходили — вдруг — легко и естественно!

… Через 2 дня у нас была очередная поездка в лес. Я ощущала необыкновенный прилив новых сил — ведь я была с Богом, и Бог был со мной! Приходил Сатья Саи Бабá — и показывал, насколько легко можно проникать в Брахманические Огненные слои: день был серый и пасмурный, но я видела прекрасно Его Огненный Белый Свет. Приходил Дэвид Копперфильд — и, позволив слиться с Собой, проносил меня, как по шахте лифта, в миры протопракрити, протопуруши… Я ощущала, что погружаюсь в нежный густой Покой и видела мерцающие, словно чуть колышущиеся звёзды… А когда я открывала физические глаза, то видела Владимира, который, проходя мимо, поглядывал в мою сторону…

В конце дня он сказал:

— Не знаю, что ты там с собой делала, — но сегодня всё отлично получается! Готовьтесь обе: через пару дней вам предстоит новый этап работы.

Мы с Анной прыгали от радости!

… И опять оказался прав дон Хуан: лучшее в нас проявляется, когда мы “припёрты к стене”. Именно тогда, когда кажется, что всё пропало, что не за что ухватиться, — вдруг открывается “второе дыхание”, и внезапно ощущаешь Силу, Которая появляется неизвестно откуда. И эта Сила есть Бог.

 

Вернуться к содержанию

Постоянно ощущать Бога!

Бог разговаривает с каждым из нас постоянно. Чтобы осознать это — не обязательно обладать ясновидением и яснослышанием. Он может с лёгкостью объяснить нам что-либо, используя картины материального мира, — надо лишь, чтобы мы сами были готовы воспринимать...

Помню, как однажды нас с дочкой застал на улице сильнейший летний ливень. Над головой — огромная грозовая туча, застилающая собой всё видимое пространство, раскаты грома, вспышки молний…

Мы шли домой, укрывшись одним плащом. Дочка, прижавшись ко мне, семенила ножками по щиколотку в воде, и вдруг радостно начала припевать: “Я люблю Бабý! Я люблю Бабý!”. И сразу чёрно-фиолетовая туча расступилась, словно её раздвинули чьи-то громадные руки, — и посреди грозового неба и непрекращающегося потока воды мы увидели ослепительный шар Солнца, лучи которого брызнули на Землю, прорезая стену дождя!

… Когда кто-то в своём горе причитает: “Господи! Где же Ты? Почему Ты меня покинул?” — то надо понять, что это не Бог покинул нас, а мы покинули Его, замкнувшись в своей скорлупе, обособившись в своём невежестве.

Он присутствует всегда и во всём, Он не может покинуть нас никогда — так же, как Солнце днём не может покинуть небосвод. Ведь, когда Солнце закрыто пеленой дождя, — это не значит, что его нет. Выше облаков или туч — оно сияет так же ярко и ослепительно, как и всегда.

Бог после того случая показал мне такую картину: Солнце с бесчисленными лучами, каждый луч — как прямая дорога. Нам достаточно всего лишь встать на такую дорогу, развернуться лицом к Творцу Света — и устремиться в Его Объятия со всей силой и страстью, на которые только способны!

Кажется, дорога так проста и легка! Почему же на неё вступают лишь единицы?

И Бог показал мне множество людей, которые стоят спиной к Свету и не видят ничего перед собой, кроме собственной длинной и чёрной тени… А другие настолько закрылись в скорлупу отдельности, наглухо задраив все двери и окна собственного сердца, что ни один луч Света не проникает туда. Третьи же просто греются и нежатся в лучах Светила, и им так хорошо, что ничего больше и не нужно…

 

Вернуться к содержанию

Испытание от Хуан-Ди

“Когда ты приходишь, ты должен приходить, готовый умереть”.

Хуан Матус [27]


Хуан Матус однажды объяснял Карлосу Кастанеде: “Учение всегда несёт не то, чего он (человек) от него ожидает... Его цель оказывается... по ту сторону поля битвы. И таким образом он натыкается на своего первого врага — страх... И, если человек, испугавшись в его присутствии, побежит прочь, — то его враг положит конец его притязаниям...” [6,27].

… Шёл новый этап нашей работы: постоянные поездки в лес, новые места силы, новые медитации, новые ощущения, незабываемые встречи с Божественными Учителями, Которых мы учились ощущать, видеть, слышать. Их оказалось так много! И Каждый привносил Свой неповторимый оттенок Любви, дарил Свои любимые медитации...

Когда мы начинали работу с “зазеркальными” слоями Абсолюта, Владимир познакомил нас с Божественным Хуан-Ди. Из вселенских глубин Хуан-Ди поднимался к анахатам наших тел, входил в них Своим Лицом… А дальше — прыжок сознанием в Его Вселенскую Анахату — и материальный мир для нас исчезал: мы окунались в мир протопракрити, потом учились погружаться ещё глубже и глубже — в Бездонность Любви Творца…

А теперь мы поехали с ночёвкой в лес: чтобы на рассвете послушать весенние песни тетеревов.

Я не ожидала от этой поездки ничего, кроме отдыха, релаксации.

Но у Бога были совсем иные планы…

Мы долго шли по просёлочной дороге. Высокое ночное небо тихо светилось звёздами, по обочинам угадывались силуэты деревьев, стоял гул от весенних лягушачьих песен…

Я начала медитировать — и на меня сразу накатила широкая волна Божественных Нежности и Покоя: пришёл Хуан-Ди.

Я ожидала, что Он, как всегда, раскроет Свои Вселенские Объятия, зальёт Свой Любовью, подарит новую медитацию...

Но Он объявил, что в этот раз пришёл серьёзно поговорить со мной…

— Я предлагаю новый этап работы — этап, который повлечёт за собой уход с земного плана. Если ты ощущаешь себя не готовой к такому повороту событий — то сваливай прямо сейчас, пока не поздно!...

… Да, к такому повороту событий я не была готова… Я ощутила это настолько остро, что не могла думать больше ни о чём другом, кроме как о скорой смерти тела. Одно дело — учиться растождествлению с телом в медитации: “Представим, что тело уже умерло… Его у меня больше нет… Тело было лишь оболочкой… А я — огромное духовное сердце, сознание, свободное от материи, существующее независимо от тела… Я теперь вполне могу обходиться без тела…”. В медитации — да, сколько угодно! А тут — реальность?!…

Хоть Хуан-Ди ни словом не обмолвился о сроках — но я поверила на сто процентов в то, что смерть тела настанет, если не в эту ночь, то завтра. И не медитативная, а вполне реальная!

А Хуан-Ди ещё “подливал масла в огонь”, оживив в моей памяти рассказы Владимира о том, что раньше в праздничные дни по деревенским дорогам вообще было не проехать на автомобиле: драки, поножовщина, валяющиеся посреди дороги пьяные местные жители… Это добавило остроты ощущений…

Вдруг меня пронзило: ведь сегодня — как раз 1 мая!…

Я двигалась по ночной дороге и ожидала уже не дематериализации тела, а гораздо более примитивной кончины — прямо сейчас. Мысленным взором я уже видела того местного пьяницу, который сейчас выскочит из-за кустов и перережет мне горло…

Я не могла медитировать, не могла ухватиться даже на минуту за то блаженство, в котором, казалось бы, уже умела жить постоянно. На всякий случай, я старалась держаться поближе к Владимиру…

Мысли, казалось, раздирали меня на части. На меня свалился целый ворох из “я же ещё не успела того и этого!” По щекам лились слёзы.

Я понимала, что, как бы сейчас мне ни было плохо, — я ни за что не “свалю”: я уже не могу жить прежней жизнью — жизнью без Бога! Но, когда мне реально рисовалась картина собственной смерти, то у меня тоже начинались судороги — потому что… я ещё не хочу умирать! Мне ещё так много чему надо научиться, я ведь только ещё вступила на Путь! У меня есть дочка, которую хочется вырастить, картины, которые хочется написать, мечта вернуться к работе в кино…

Я корчилась от боли до тех пор, пока не поняла, что пытаюсь идти по двум дорогам сразу: дороге обычного человека — и дороге духовного воина. И, если раньше мне это удавалось, то теперь я дошла до той “отметки”, в которой эти дороги расходятся принципиально и навсегда! И мне не удастся больше идти по обеим одновременно. Я должна раз и навсегда выбрать из них одну!

И я её выбрала.

… Развоплотил ли меня тогда Бог? — Конечно же, нет! Это было всего лишь испытание на прочность. Он проверял: хватит ли у меня силы устремлённости и мужества, чтобы не свернуть с полпути.

Ведь дальнейший Путь в глубины Себя Он может предложить только тому, в чьей преданности абсолютно уверен.

… Хуан-Ди потом подвёл для меня итог той ночи:

— Ты сделала правильный выбор. Но закрыть дверь в мир иллюзий — это только начало Пути. Нужно ещё открыть врата в Мир Творца. И даже не только открыть врата и войти — но и поселиться Там.

Помни, что твоя цель — не забраться в нагваль*, сделаться магом, обрести свободу от материи. Цель — обрести истинную Свободу — Свободу с большой буквы. За границей материального мира можно встретить множество троп, но приводит к Свободе лишь одна — тропа сердца: только любовь способна осветить Путь!

… А дальше снова шли месяцы и годы непрерывной работы. Но время стало измеряться теперь не событиями мирской жизни, а лишь новыми ступенями духовного восхождения.

 

Вернуться к содержанию

Любовь к природе

Красота Земли… Сказать, что я не замечала её раньше — было бы неверно. Замечала и любовалась ею! Любовалась и отражением Солнца в весенних лужах. Восторгала меня и прозрачная синева неба, и золотой шуршащий ковёр под ногами в осеннюю пору. Глаз всегда примечал нечто удивительное и красивое — и пытался это запечатлеть.

Но я не умела растворяться в этой красоте, сонастраиваясь с ней. Я наблюдала её со стороны, чисто аджнически. При взгляде из головы можно видеть красоту, можно ею зрительно наслаждаться, — но при этом мы всё равно остаёмся отдельными от неё. Тогда как духовную ценность представляет именно слияние с ней.

Раньше, до своего ученичества, я считала, что у меня хороший художественный вкус: я ценила эстетику и, казалось, знала в ней толк.

Но более серьёзно порассуждать на эту тему мне пришлось после одной нашей лесной поездки.

… Остановились мы на берегу лесной речки. Было самое начало весны, всё залито солнечным светом.

И вот я вижу: по реке, чуть покачиваясь в течении, плывёт красивейший красный тюльпан. Тут же во мне заговорило прошлое моё эстетство, и я невольно залюбовалась этой картиной: алый цветок плывет по прозрачной реке, а вокруг — укрытые ослепительным снегом берега. Из созерцания этой “прекрасной” картины вывел меня комментарий Владимира:

— Вон плывёт красивый труп…

… Был для меня и ещё один серьёзный урок.

Всякий раз, когда мы бывали в лесу, Владимир знакомил нас с птицами: какая как поёт по весне, какую как зовут. Мне казалось тогда, что этот аспект нашей работы — интересен, конечно же, но не так уж и важен. И я не сомневалась, что, всё равно, никогда не смогу отличить зяблика от зарянки или от дрозда.

И вот, стоит по весне птичий гомон, а Владимир спрашивает:

— Ну, а это какая птичка поёт?

Конечно, никто не помнил. Мы только пожимали плечами или пытались угадывать.

Следующую весну я ждала уже с некоторым содроганием: “Ой, скоро птички как прилетят, как все запоют!…”

И, действительно, вскоре они прилетели и запели. Владимир вначале посмеивался над нашим невежеством, ставил “двойки в карму”, вопрошал:

— Ну какой же из вас Бог получится, когда вы птичек выучить не можете? Ведь Бог каждую Cвою тварь знает!

А я всё никак не могла понять: почему же это так важно?

И вот, однажды, когда я в очередной раз обозвала дрозда-белобровика зарянкой, Владимир сказал мне:

— Не знаю, смогу ли я общаться с тобой дальше… Ведь все эти птички — мои друзья! Все годы, что я ходил по этим лесным дорогам, они были со мной! Я на самом деле не знаю, как мне общаться с тобой, если ты не любишь и не принимаешь моих друзей!…

Это обрушилось на меня очередным “шквалом”, я плакала, не понимая, в чём же я провинилась? Ведь я люблю всех птичек! Ну что ж поделать, если мне никак не выучить их голоса?!

Я очень переживала тогда и дала себе слово, что впредь буду относиться к этому серьёзнее; в лесу я изо всех сил “навостряла уши”, дома слушала птичьи голоса, записанные на магнитофон…

Не помню, сколько прошло времени с тех пор, но однажды, идя по лесной дороге, я услышала, как где-то вдалеке тихо запел чёрный дрозд. Невозможно передать, какая меня переполнила радость от этой песни! Я впервые в жизни сама услышала и узнала его голос, и он принадлежал не просто какой-то абстрактной птичке, а именно чёрному дрозду! Потом я услышала и без колебаний узнала песенку зяблика. А где-то рядом радостно по-весеннему “засиничила” синичка. Весна расцветала, птиц становилось всё больше, и до меня, наконец, дошло, как важно любить всех своих друзей и знать их по именам! Птичий щебет перестал быть просто приятным фоном для нашей работы, птицы “ожили” по-настоящему, стали милыми и добрыми друзьями — когда я научилась их узнавать.

Так постепенно, шаг за шагом, я понимала, что такое — настоящая любовь к природе. Она может исходить только из сердца. Когда мы преображаемся в духовные сердца — руки души стремятся обнимать и ласкать всё живое! Мы тогда превращаемся в любовь, изливающуюся наружу, стремящуюся окутать всё собою, слиться с чистотой и тонкостью окружающей гармонии! Только тогда понимаешь, что всё вокруг — живое! Каждая птичка, травинка, цветочек, деревце — это живые души, которые откликаются на твою любовь!

Только зная и любя именно так, мы можем двигаться дальше. Невозможно влиться в Бога, соединиться сердцами с Ним, если мы не научились любить всех Его детей, всё Его Творение!

Только научившись любить Творение, можно научиться любить и Творца, — учил нас Владимир.

* * *

И ещё мне хочется сказать несколько слов о самой природе любви.

Что такое любовь? И в детстве, и в молодости меня окружало много людей, которые говорили, что любят меня.

Но я замечала, что любовь одних — дарила радость: например, одна из моих бабушек полностью состояла из своей ласковой заботы обо всех нас.

“Любовь” же иных — угнетала, душила, предъявляла бесконечные требования…

У меня были, конечно, свои соображения на эту тему, но лаконичностью и чёткостью формулировок меня потряс однажды Владимир:

— Подавляющее большинство людей под любовью понимает собственное хотение. Любить для них — это значит хотеть чего-то или кого-то. Это даже вошло в литературу, именуемую “классикой”. Именно в таком виде “любовь” преподавалась детям в школах!

Но это же — абсурд! Любовь к себе — это есть именно антилюбовь!

Вектор настоящей любви может быть направлен именно и только от себя, а не к себе!

Любовь — это дарение себя, самопожертвование, а не требование чего-то от других для себя!

… Но именно той потребительской антилюбовью многие пытаются “любить” не только друг друга, но и живую природу и её конкретных представителей...

 

Вернуться к содержанию

О медитативной работе

Что такое медитация? Многие уверены, что медитировать — это значит сидеть в полном молчании со скрещенными ногами и глазами, скошенными к переносице…

Задолго до встречи с Владимиром именно так пробовала “медитировать” и я… Я так сидела… Но что дальше? Просто сидеть и ждать? А сколько ждать и чего?…

Читая книги Кастанеды, мне тоже очень хотелось повторить всё то, о чём он рассказывал. Но как овладеть этим “вторым вниманием”*? Кастанеда ведь ничего этого не объяснял. Везде было только одно: стукнул меня дон Хуан по спине, и тут такое началось… А мне-то как быть? Кто меня стукнет?

Я, конечно, пыталась останавливать внутренний диалог, но из этого тоже ничего хорошего не получалось: ведь я старалась, “сидя в голове”, остановить поток мыслей. Как же это было мучительно! Верхом моих достижений было тогда то, что ворох мыслей превращался в одну, без конца повторяемую: “Не думать ни о чём!”, “Не думать ни о чём!”, “Не думать ни о чём!”…

Только когда я начала учиться у Владимира, он объяснил, каков механизм овладения “ментальной паузой”:

— Нужно всего лишь уйти сознанием из верхнего “пузыря восприятия” в нижний — и тогда внутренний диалог исчезает сам собой. “Из головы” можно только фантазировать, реально ничего не получится. Внутренняя тишина, перемещение сознанием в многомерном пространстве, способность видеть то, что действительно важно на Пути к Творцу и Самого Творца, — всё это осуществимо только из нижнего “пузыря”.

… Помню, однажды, в самом начале нашего ученичества, Владимир знакомил нас с одним очень интересным местом силы. Оно находилось на мосту через небольшую речку. Переступаешь границу места силы — и сознание само вдруг проваливается вниз.

Владимир объяснял:

— Всё — очень просто! Не надо “выдираться” из тела. Нужно просто ощутить себя лежащими на спине на дне реки. Перемещение происходит мгновенно: ведь сознание перемещается со скоростью мысли.

Я начала вглядываться в прохладную струящуюся воду: речка — неглубокая, виден песочек на дне, водоросли покачивает течением. Затем я перетекла сознанием в нижний “пузырь” — и… поняла, что лежу на дне реки, спиной ощущаю мягкий песок, чистая весенняя вода струится вокруг и сквозь… Мне было так хорошо и спокойно, все проблемы и мысли унеслись куда-то далеко вместе с течением реки… И вдруг, как сквозь толщу воды, слышу голос Владимира:

— Смотри, чтоб твоё тело тоже не оказалось там! Ты ведь уже и забыла, что оно стоит на самом краю моста!

… Я была тогда сильно изумлена: ведь впервые в жизни мне удалось полностью перетечь в иной мир и погрузиться в него настолько, что физический план перестал для меня существовать! И это оказалось… столь просто!

… Владимир, конечно, всегда радовался нашим успехам! Но он учил нас не только конкретным медитациям. Всякий раз, давая новые задания, он не просто объяснял технику их выполнения, но и раскрывал стратегию. Мы должны были понимать, как каждое упражнение вписывается в общую схему Пути, осознавать, в том числе, интеллектуально, каждую пройденную ступень.

К примеру, давая нам то упражнение на мосту, Владимир очень доходчиво объяснял, почему так важно научиться уходить сознанием именно ниже тела:

— Во-первых, мы все совершенно естественным образом прежде учились воспринимать мир из головных чакр, то есть, из верхней части тела. Но для успехов на духовном Пути мы должны переселиться в средний дань-тян — чакру анахату — которая находится в середине. А это — не всем даётся просто и сразу. Поэтому правильным решением будет сначала освоить устойчивую концентрацию сознания как можно ниже, как бы на другом полюсе относительно своей головы. Тогда потом будет легко освоить концентрацию и посреди.

И ещё. Мы должны отбросить стереотип мышления, который бытует почти во всех религиозных течениях: “Бог — наверху, ад — внизу”. Божественные Учителя часто проявляют Себя в виде огромных Огненных Махадублей, и люди видели Их Лики высоко в небе. Отсюда и возникла идея, что Бог живёт — наверху (… относительно нашей круглой планеты?). А в реальности — всё не так: Бог есть везде, но искать подходы к Творцу надо не вверху относительно поверхности Земли, а именно в глубине собственных в достаточной мере развитых духовных сердец, намного глубже тела. Именно так мы находим наитончайшую пространственную мерность — Обитель Творца.

… А когда мы работали на просторах лугов, в огромных Махадублях наших Учителей, Владимир инструктировал:

— Выливаемся из анахаты назад — и пытаемся сразу же разлиться, раствориться в пространстве Света! Вовсе не нужно ощущать себя антропоморфно, размером с физическое тело. То — опыт оккультистов, их попытки выходить из физического тела в теле астральном. То — не перспективно. У нас — совсем иные задачи. И нам нужно стараться сразу же растворяться в Свете Божественного Сознания.

… Позже, когда уже мы сами учились выступать в роли преподавателей, Владимир объяснял нам, что от нас требуется не только знание методик и методологии духовного продвижения, но и понимание психологии учеников:

— Учась на Бога, мы должны стать психологами: ведь Бог — лучший Психолог.

… Когда мы делали самые первые шаги в преподавании, казалось, что самое главное — самой найти границу места силы, прочувствовать медитацию, а затем всё хорошо и правильно объяснить ученикам. Но Владимир тогда смеялся:

— Вы — как солисты в театре: выходите на сцену, чтобы пропеть свою арию. Нет! Надо — не так! Обязательно должна быть обратная связь с учениками! Вы должны видеть: получается ли у каждого из них! Если не получается, то нужно находить причину неудачи и помогать в её устранении.

Владимир сам всегда был примером для нас, как нужно вести за собой людей. Сколько бы раз мы ни ходили на одно и то же место силы, он никогда не повторялся. Он умудрялся каждому новому человеку преподносить медитацию именно в тех словах и терминах, которые были ему наиболее близки, для каждого он делал акцент на то, что было наиболее актуально для данного конкретного человека.

… А как оценивать успеваемость и перспективность того или иного ученика? Оказалось, что не только по его медитативным способностям. Владимир учил нас, что главным критерием оценки является мотив того, что движет данным человеком. Или ему просто нравится компания, в которой он оказался, он “ловит кайф” от медитативных состояний, или ищет исцеления тела, или хочет “накачать” личную силу? Если человеком движут любые из таких мотивов, — значит дальше его вести нельзя!

Право приближаться к Творцу столь близко, как это позволяют методы, которыми мы располагаем, имеет только тот, кто устремлён именно к познанию Творца, кого движет любовь к Нему! Только тому, кто целью всей своей земной жизни поставил Слияние с Творцом, — Бог раскрывает Свои Объятья!

… Иногда к нам в прошлом присоединялись люди, имеющие уже достаточно “кристаллизованные” сознания, с лёгкостью выполняющие сложные медитации… Но далеко не всегда они достигали успеха. Если самого главного — влюблённости в Творца — в них не оказывалось, то Бог очень скоро ставил точку в их дальнейшем продвижении.

— Только любовь! Только она всё решает! Человека должны увлекать не приятное общение с нами и медитативные ощущения. Но он должен чётко видеть Цель и стремиться к Слиянию с Творцом! — объяснял Владимир.

И действительно: как можно выполнить, например, такие медитации, как “крест Будды”, “отдавание” или “пробуждение” — без любви? Это невозможно! Ощущаем ли мы себя Рекой Святого Духа (Пранавой), проникаем ли в новые, неизведанные ещё слои многомерного пространства, наполненные Живым Светом Божественного Сознания, Его Нежностью, — мы можем пребывать Там, только будучи любовью!

Вот, что на эту тему однажды сказал мне Сатья Саи Бабá:

— На фоне усталости — ты начинаешь выполнять медитацию, как серию заученных действий. Но ведь это — то же самое, что церковные ритуалы, которые ты считаешь пустыми и бесполезными. Сначала “два прихлопа, три притопа”, а потом ты удивляешься, почему нет ответного потока любви. Но медитация — это не серия заученных действий, не физкультура для сознаний! Медитация — это проявление любви ко Мне, это — отдавание себя, дарение себя Мне!

* * *

Ещё до начала своей работы с Владимиром я думала, что духовный Путь состоит как бы из серии “мгновенных просветлений”: получилось однажды полностью выйти из тела, глубоко погрузиться в медитацию, принять Откровение — и эти достижения остаются с тобой на всю жизнь.

Но очень скоро пришлось понять, что всё обстоит совсем иначе: в духовном мире ничто, освоенное однажды, не принадлежит тебе вечно. Каждый новый рубеж приходится “брать штурмом” — и потом каждый день доказывать, что ты достойна той высоты, на которую сумела подняться. Каждую взятую ступень надо обжить, как собственный дом, сделать тем основанием, с которого можно продолжать восхождение. На этом Пути нет возможности долго отдыхать, нет времени и места для успокоения. Как только вырастаем мы — уже готова и следующая ступень, которую предстоит брать. А когда и она взята — Бог ставит ещё одну, от высоты которой снова начинает кружиться голова.

 

Вернуться к содержанию

“Врастайте в Меня!”

Когда осознаешь, насколько насыщенной и яркой становится жизнь, когда Бог входит в неё, то возникает очень сильное желание наполнить той же радостью жизнь окружающих людей. И, точно так же, как когда-то я пыталась всех своих знакомых приобщить к книгам Карлоса Кастанеды, позже я начала одаривать всех книгами Владимира.

Так, подарив книгу одной из своих давнишних приятельниц, я ждала, что через несколько дней раздастся полный восторга телефонный звонок. Но вместо этого… услышала лениво-тягучее:

— Ну,… знаешь… Это… как-то уж слишком…

Что же именно оказалось для неё “слишком”? “Слишком” невыносимой оказалась та правда, что Путь к Совершенству требует от нас полной переплавки себя, пересмотра всех своих приоритетов, колоссальной работы по самокоррекции.

Куда проще — спечь кулич на Пасху, отстоять очередь, чтобы “батюшка” его “освятил”, да иногда побаловаться спиритизмом или астрологией… Это ведь не требует никаких особых усилий, но создаёт приятную иллюзию своей причастности к духовному миру…

Но никакие ритуалы и игры в эзотерику реально приблизить к Богу не могут! Приближает лишь всепоглощающая любовь к Нему!

— Врастайте в Меня! — сказал нам однажды ещё очень давно Бог.

И для того, чтобы осуществить такие свои стремления, мы должны были сначала понять, какими Бог хочет видеть нас.

А Он хочет видеть нас подобными Себе!

Владимир неоднократно повторял, что тремя главными качествами Бога являются Любовь, Мудрость и Сила. А значит, и мы, стремясь к Слиянию с Ним, должны в себе эти качества развить до Божественного уровня. Ведь только подобное может слиться с подобным!

Можно сказать, что суть духовного Пути состоит в том, что индивидуальное “я”, очищенное от пороков, доведённое до совершенной чистоты и утончённости, развившее в себе мудрость, “cкристаллизованное” до размеров, во многие миллионы раз превышающих размеры человеческих тел, — в конце Пути вливается в “Я” Творца, становясь неотъемлемой Его Частью.

Иными словами, низшее “я” человека должно замениться Высшим “Я” — в ходе долгой и упорной работы над собой.

Причём это никогда не происходит спонтанно, само собой. Ведь Царствие Небесное усилием берётся, как учил Иисус.*

… Наша работа всегда была комплексной. Но приоритет в ней отдавался именно взращиванию в себе любви. Любовь — это ключ ко всему: именно она отворяет Врата! А дальше, обретая мудрость и силу, она крепнет — и ей под силу становится самое невообразимое…

Вначале мы учимся любви, заботясь о дорогих нам людях, учимся любить всё живое и вообще всё, созданное Творцом. И, по мере того, как мы превращаем себя в любовь, Творец подпускает нас к Себе: ведь только любовь может слиться с Любовью.

Бог сказал мне однажды:

— Научись все индрии сознания погружать в Мои Глубины: именно так ты врастаешь в Меня!

Я-Любовь — принимаю в Себя только любовь!

А людей научись любить так, как люблю их Я, поддерживая на Ладонях Любви.

Тогда исчезнут неверные реакции на внешнюю событийность, исчезнут ложные привязанности, но родится истинная любовь ко всему!

… И действительно, врастая в Творца, подвижник становится непривязанным к объектам материального мира, к конкретным людям, внешние события перестают увлекать его. И это вовсе не означает, что его жизнь становится холодной и пустой. Наоборот: его любовь ко всему и всем становится лишь глубже, наполняя жизнь счастьем духовного созидания и Блаженством общения и Слияния с Любимым!

… Параллельно с развитием любви должно идти развитие интеллекта.

Ещё на этапе изучения концепции Школы через чтение книг — мы все должны были совершить “перепросмотр” всех аспектов своего существования.

В моей прежней жизни, как и в жизнях большинства людей, существовали определённые принципы и правила, которыми я руководствовалась, никогда не задумываясь о том, истинны они или нет. Я исполняла их просто потому, что так принято.

Когда же я провела серьёзную работу по пересмотру всех своих действий, то увидела, сколь малый процент из них имеет объективную значимость и этически верен. Сколько же свободы и энергии влилось в мою жизнь, когда я выкинула из неё кучу старого и ненужного “хлама”! И это не было каким-то волевым решением: но просто “взрослея”, мы с лёгкостью и радостью освобождаемся от тех “детских игрушек”, которые так увлекали нас раньше.

А потом, погружаясь всё дальше в Глубины Абсолюта, мы учимся смотреть на события материального плана и давать им оценку именно из Него — глядя Его Глазами…

Обретение мудрости — очень постепенный процесс. Ведь нельзя просто отбросить собственный ещё недостаточно развитый интеллект и заменить его Интеллектом Бога! “Я помогаю вам на каждом шагу, но Я не буду делать эти шаги за вас”, — сказал нам однажды Бог.

… И, наконец, любовь должна стать не только мудрой, но и сильной. Ведь, чтобы пройти весь Путь до конца, нужна достаточная сила сознания и страстная устремлённость к Цели.

Владимир дарил нам массу методов, способствующих “кристаллизации”, множество мест силы, работа на которых даёт прекрасные возможности для количественного роста сознаний.

Но при этом он всегда делал акцент на то, что растить мы должны именно “силу в тонкости”: ведь “накачка” грубой личной силы вёдет не к Творцу, а в противоположную сторону.

 

Вернуться к содержанию

О Нагвалях

Однажды весной мы возвращались в город после дня медитативной работы. Всё вокруг утопало в золотом солнечном свете.

Вспомнилось “Путешествие в Икстлэн” [28], вспомнился Хенаро… И тут же Его Сияющее Лицо заполнило всё пространство вокруг нас…

— Хенаро, расскажи о доне Хуане. Кем Он был для Тебя?

— Кем был Хуан для Меня? — Другом на Пути, верным Спутником!

Духовные воины не жмутся друг к дружке как слепые котята. Каждый прокладывает свою тропу самостоятельно — один-на-один с Силой*. Но знание того, что рядом идёт Друг, который так же, как и ты, прокладывает Свой Путь в Невообразимое, — добавляет силы и какой-то отчаянной радости!

Как счастлив должен быть каждый из вас, что он идёт не один! Встретить единомышленников — это большая удача. А встретить Нагваля — это Великий Дар Силы!

Что делают Нагвали для тех, за чьи судьбы приняли ответственность? Нагваль — всегда впереди! Он указывает Путь и помогает остальным преодолевать препятствия, заранее узнавая про все подводные камни и мели.

Нагваль первым оказывается по ту сторону от мира иллюзий и выдёргивает туда, сквозь пелену “Завесы”, остальных.

Из глубины Своего Знания он видит те души, которые подошли к “Завесе” вплотную — причём подошли не из простого любопытства.

Зная, что этот Путь — не для слабых душ, Он берёт на себя полную ответственность, ведя за собой лишь тех, кто не свихнутся, не расшибутся насмерть, не раскиснут в пути.

Он видит тех, в ком есть внутренний потенциал, и, если они захотят последовать за Ним, то Он дарит им уникальный шанс обрести Свободу!

 

Вернуться к содержанию

Заключение

Вопль


В плоть тяжёлую замурована...

Крик о помощи тонет в груди...

Не взмахнуть даже сильными крыльями...

“Мой Спаситель! Освободи!”


Он приходит и смотрит ласково,

Говорит мне: “Ты — спасена!

Не тюрьма здесь, не клетка частая,

Посмотри: ни замка, ни ключа!


Ты — свободная птица, запомни!

Твой высок и прекрасен полёт!

Взмах крыла — и ты — на Свободе,

Вдалеке от любых невзгод!”


Засветились глаза надеждой:

Вмиг отсюда я улечу!

... Но я вязну в трясине, как прежде...

Даже шагу ступить не могу...


“Надо мной Ты смеёшься, Учитель!

Помоги: изболелась душа!

Как достичь мне Свободы Обитель?” —

“Она — ближе конца крыла...”


“Как Ты можешь?!...” — “Ты — вольная птица,

А сама себя держишь за хвост...

Кто не может в Свободу влюбиться —

До Свободы ещё не дорос!”


Оглушённая правды словами,

Наконец, я Его поняла:

Разрешение дать на Свободу

Я могу себе только сама.

(Ноябрь 1997)*


Это “стихотворение отчаяния” я записала ещё в самом начале моего участия в работе с Владимиром. И вот теперь — спустя всего несколько лет — Владимир вдруг мне о нём напомнил:

— Машенька, — сказал он, — помнишь, тебе Бог когда-то говорил о том, что Свободу можно искать и найти… “ближе конца крыла”? Обрати внимание: ведь это теперь исполнилось в твоей жизни исчерпывающе! Обитель Творца теперь полностью заполняет твоё тело!

… Тело каждого из нас, людей, подобно крохотному островку в Бесконечном Океане Вселенского Абсолюта. Но почти все мы живём, не замечая Величия Той Беспредельности, Которая окружает нас со всех сторон: слишком уж занимателен и ярок материальный мир, он полностью затягивает нас в себя — и мы растворяемся в работе, в семье, в развлечениях и привязанностях.

Так мы живём до тех пор, пока не достигаем определённой зрелости души. И тогда перед нами открывается Истина: есть человек и есть Творец, Слияние с Которым является величайшим смыслом жизни каждой души.

С этого момента и начинается собственный духовный Путь каждого из нас. Мы постепенно поворачиваем глаза души в сторону Творца.

Затем — смываем пороки души, очищаем “островок” от бесполезного и ненужного хлама.

Потом мы растим себя — очищенных и отмытых.

И когда этот процесс оказывается в должной мере завершённым — появляется возможность соскользнуть со своего “островка” и начать погружаться всё глубже и глубже в Океан Божественной Любви и Беспредельной Свободы!

Вначале нам кажется, что Путь к Свободе — бесконечен. Но когда, наконец, сливаешься с Ней — понимаешь, что Она… всегда была рядом с тобой... А граница, которая всю жизнь отделяла тебя от Неё, была “не толще листа тонкой бумаги”*, “ближе конца крыла”...

 

Вернуться к содержанию