Главная :: Видеофильмы :: Аудиокниги :: Слайд-шоу и Скринсейверы :: Почта :: Ссылки ::  

Иглестформ

— Скажи, Иглестформ: почему то, что мы делаем, — никому в России не нужно?! Так ведь не должно быть?

— Скажи, кому нужны горы? Кому нужны океаны?

Многие ли на Земле знают, что им нужны горы, с которых реки текут в океан? Большинство даже воду черпает не из реки, а просто открывает на кухне кран… Но, тем не менее, ведь и они пьют воду с Моих Вершин!

Горы нужны! Нужны Горы, чтобы реки с Них текли в Меня!

Будь Горой!

Божественные Горы

Есть Горы, в Глубинах Которых

Сияет бескрайний Свет…

Его Беспредельность в Себе растворяет…

Иного — там — нет…


И тот, кто себя в Него погружает, —

Исчезнет в Нём!

… Есть Свет, Который всё проявляет:

Океан Изначальный, Всеобщий Дом.


Тот, кто Им стал,

излучает покой

И новой Горою

встаёт над Землёй!



Свобода и покой царят на просторах Моего Бытия. Не познав их, душа не сможет влить себя в Мою бескрайнюю Жизнь.

Подрастающие души Я поселяю в мир земных забот и страстей, где они набираются опыта и сил. Проходя через множество жизненных ситуаций, вовлекаясь в различные земные дела — они должны повзрослеть и окрепнуть.

И в какой-то момент каждая душа должна захотеть перестать быть частью мирской активности — и оторваться от неё, отправившись на поиск Меня.

Это стремление души означает её созревшее желание Свободы.

Но, отрываясь от земного, душа пока не знает, что есть истинная Свобода. Она пока продолжает жить земными мерками и понятиями. Поэтому поиск у таких душ направляю Я. Я — знаю Путь к Свободе!

Этот Путь ведёт из состояния ограниченности — к Моей безграничности и бесконечности бытия во Мне.

Итак, перед душой стоит непростая задача: оторваться от привычной земной формы и из бытия ограниченной ею — стать безграничной и бесконечной.

Когда случается этот переход, и душа уже не отделяет себя от всей бесконечности — тогда она становится истинно свободной.

— Иглестформ, расскажи, пожалуйста, о Себе, мы ведь почти ничего о Тебе не знаем.

— Когда-то, очень давно, Я воплощался в Индии. Рос в традиции Кришны. В том воплощении познал Нирванические состояния. До Слияния с Творцом оставался всего шаг или даже чуть меньше…

Аватаром стал в следующем воплощении на севере Южно-Американского континента.

… Я жил в горном районе на границе Венесуэлы и Бразилии в середине девятнадцатого века. Мой отец был испанцем, потомком завоевателей, мать — индеанкой. Они любили друг друга…

Участь метиса была незавидна. Меня не принимали индейцы: для них Я был «презренным метисом». Меня не принимали и белые: Я был для них «индейским отродьем», «полукровкой»…

Я в детстве никак не мог понять этой ненависти, не мог понять: почему, за что?…

И изо всех сил старался Я Своими личными качествами завоевать уважение сверстников. Я был не просто смелым или сильным, но готов был рисковать жизнью ради минут славы и внимания.

Мальчишки даже иногда заключали пари, что Я залезу на отвесную скалу без верёвок или переплыву горную реку в том месте, где это смертельно опасно. Они выигрывали друг у друга деньги, а Я в этих ситуациях максимального риска, почему-то, обретал… ощущение глубокого покоя. Я ощущал каждый камень, который Меня не подведёт, на который можно поставить ногу. Я ощущал наперёд каждое движение, которое должен был сделать. Я ощущал — удивительную ясность! Это были минуты кристальной чистоты и покоя, особой отрешённости. Я называл это ощущением духа смерти — по-испански, «дуэнде». Он приходит, когда идёшь по краю пропасти, не нарушая Законов Духа. Тогда Я не знал, что это был, на самом деле, Дух Жизни. В те моменты Я не думал ни о смерти, ни о славе, Я просто жил во времени Духа.

Несмотря на некоторую известность, которую Я приобрёл Своими такими «подвигами», Я оставался очень одинок… Одиночество среди людей Меня угнетало…

Я всё чаще уходил в горы: там одиночество переставало давить. Там Я ощущал свободу. Там Я был не один: там были горы, и они «понимали» Меня. A Я знал их повадки и грозный нрав — и великую красоту их! Все, кто жили в горах, знали правила Духа и уважали Его. Уважали они и растения, укоренившиеся над пропастями, и птиц, которые выводили там детей, и зверей, которые там охотились. Я тоже уважал их всех, их свободу, их право на жизнь, даже право, например, пумы попытаться отнять Мою жизнь… Hо и они уважали Меня.

Я не верил в существование «Бога белых»: то были раскрашенные статуэтки, поклонение которым никому не помогало. Я не верил и в бытие богов индейцев. Но Я верил духу смерти — потому, что он был реален для всех: ни белый, ни индеец не могли избежать встречи с ним. Ему были подвластны и испанцы, и индейцы, и птицы, и звери. Я не знал ещё тогда, что это… — Дух Жизни, но видел, как Его Крыло, иногда касаясь душ, обнажает их суть…

Я стал работать проводником в горах…

Проводник — это тот, кто идёт впереди, кто ведёт, кто нащупывает ногой опору и проверяет её надёжность, кто отвечает за жизни идущих с ним…

Я знал все тропы. Я мог переводить с испанского или английского — на местные языки индейцев: Мой отец был широко образованным человеком и многому Меня научил. Я проводил через перевалы и экспедиции, и одиноких путников…

Теперь, когда Я водил людей, новые ощущения пришли в Мою жизнь. Я должен был, идя впереди, ощущать не только Себя и путь, но и каждого, кто шёл за Мной: ведь ошибка любого из них могла стоить жизни всем…

… Жизнь на грани, на пределе — когда нет места сомнениям и колебаниям, когда мысли и действия должны быть в абсолютном единстве и только это единство рождает точность действий и быстроту реакций, когда малейшая неточность в действиях несёт смерть, — так Я жил в Своём последнем земном воплощении.

Я был Путником и всегда был один, с детства. Сначала Я учился быть один-на-один с самим Собой, затем — с горами, через которые переводил людей, работая проводником. Я жил один-на-один со смертью, которая обостряла до предела все силы души. Я находил удовлетворение только в моменты предельного напряжения.

Горы, люди и Я стали для Меня единым целым. Я был вполне самодостаточным…

… Но наступило то время в Моей жизни, когда самодостаточность, где центром является человеческое «я», должна была замениться на «Богодостаточность» с единственным ощущаемым «Я» Творца…

… Ты встречала когда-нибудь восход солнца в горах?

Наверху самой высокой в той местности горы есть плато. Я поднимался туда. Оттуда открывался захватывающий вид — до горизонта простираются горы с ровными вершинами, но отвесными склонами, ущельями и бездонными пропастями. А сверху — такое же бездонное небо словно лежит на плечах гор. Когда восходит солнце, то всё: и небо, и горы — оказываются пронизанными солнечным светом. Кругом — только свет, величие покоя, простор и — свобода! И в абсолютной тишине приходит понимание ничтожности себя — перед бесконечностью вселенной!

… Однажды, когда Я возвращался один, интуиция подвела Меня, или, что вернее, просто наступило время встречи с духом смерти

Я сорвался в пропасть… Тело разбилось… Я думал, что умер… Но это оказалась не смерть, это была… — Жизнь!

Я проваливался в безграничный Свет… Там не было тела, там были свобода и радость Бытия, полнота Жизни, сияние счастья в беспредельности Света!

Смерть же тела так и не наступила. Я долго находился на грани между ней и жизнью… Я то вновь возвращался в тело, то потом опять нырял в Свет… Я скользил между этими состояниями по некоему проходу, похожему на туннель в горе, заполненный водой… На одном конце его был вход в тело, на другом — выход в Океан Света. Но эти перемещения не были произвольными с Моей стороны: их делал Он для Меня…

Мне больше не хотелось возвращаться в тело. И Я обхватил Собою, казалось, весь Свет, чтобы остаться в Нём навсегда…

И тогда вдруг… над Океаном Света встал Я — огромный, подобный горе. Я полностью ощущал Себя: Я был живой, настоящий! У Меня были и лицо, и руки, Я видел и мог осознавать Себя, шевелиться! И мог также полностью погружаться в Глубины Света, из которых Горой исходил Я…

Великие Покой, Сила и Понимание наполнили всё Моё новое естество. Я был в Единстве со Всем.

… Моё тело выглядело крошечным. Я попытался втянуть его в Себя, но это не получилось. И тогда Я понял предложение Великого Изначального Света, понял без слов, так же, как прежде понимал Того, Кого познал как Великого Духа. Я опустился в Глубину, где был только Он, растворился в Нём и медленно стал заполнять Им из Глубины проход к телу и затем тело изнутри. И произошло чудо: тело было исцелено!

… Много времени Я провёл в этом неразрывном Единстве. Я познавал Высшие Истины в Первоисточнике, будучи погружённым напрямую в знание ответов: в знание Законов Бога, Законов Бытия!

Теперь — Великий Свет смотрел Моими глазами. Он смотрел на людей, включая тех, кто никогда не любили Меня, — и Его Любовь лилась и на них. И Я понял, что это — Моя любовь, что это Я не смогу жить иначе, чем став для них проводником — проводником через перевал смерти, проводником в Жизнь Истинную.

… Я вернулся жить к людям. Я стал учить их, что жизнь не заканчивается со смертью тела, что существует Высшая Справедливость, с Которой мы встречаемся за порогом смерти. Я научился видеть состояния душ и тел, причины болезней и многое другое. Я видел, что злоба, агрессия, ненависть делают энергии внутри тел чёрными — и таких людей уже невозможно излечить. Только глубокое покаяние и изменение самой сути человека может помочь. Я видел и светимость состояний любви и нежности — преображающих, позволяющих погружать души с такими свойствами в тот Свет

Я долго тогда учил этому — Законам Любви, Законам Жизни!

Я продолжаю и сейчас этот Свой труд!

А здесь, сейчас — Я так рад дарить вам последние ступени Пути! Это — редкая удача!