Главная :: Видеофильмы :: Аудиокниги :: Слайд-шоу и Скринсейверы :: Почта :: Ссылки ::  

Хуань

— Я приветствую всех людей, живущих не для себя, а для Бога!

— Хуань, расскажи, пожалуйста, о Себе!

— Я лучше сначала расскажу, кто такой — истинный даос.

Даос — это, прежде всего, познавший покой. Его развитый ум молчит. И Он занят созерцанием и сотворением бездонной тишины, в которой пребывает Дао.

Даос прочно соединён с Дао узами Любви.

Путь даоса — это Путь покоя и блаженства. Любовь его — незыблема, вера — непоколебима. Он ощущает в Себе великую нежность ко всему Творению, созданному Дао. Никогда не обидит он напрасно ни одно живое существо, никогда не нарушит покоя ни одной мирной живой твари.

Дао заполняет сердце совершенного даоса, а совершенный даос живёт в Обители Дао. Он живёт, излучая блаженство на всё живое вокруг.

Совершенный даос становится Дао.

… А дальше — Я хочу рассказать о методах, преподаваемых в Школе, которую Я когда-то Сам окончил.

Весь Путь обучения в ней подразделялся на три основные ступени: a) начальная ступень, б) ступень тщательной проработки всех энергоструктур тела и в) ступень преобразования (трансформации) себя как сознания. Последнюю ступень ещё называли ступенью «рождения нового тела».

Приём в Школу на начальную ступень был свободным — принимались все, в ком присутствовало искреннее желание изменить себя к лучшему. Эта ступень включала в себя методы начальной очистки тела. Начинающих учили переходить в утончённые состояния сознания. Это позволяло им впервые познать нематериальный Свет внутри тел. Их учили сливаться со Светом, а также «промывать» Им тела, что вело к их оздоровлению. Большинство вполне удовлетворялось этим «бытовым» уровнем знаний и не просило большего.

Но были и те, кто стремились к большему, кто хотели получить знания о дальнейших возможностях развития, преображения себя.

Таких ищущих в Школе всегда встречали с радостью, но требования к допуску их на дальнейшее обучение были весьма строгие. Отбирались лишь те, для кого продвижение по этому Пути могло реально стать главной целью в жизни, кто готовы были пожертвовать всем остальным, посвятив себя только этому.

Таких послушников учили осваивать всё более тонкие состояния сознания и управлять сублимацией*. Им давались методы более основательной проработки всего тела Светом. Особое внимание уделялось полной прочистке энергоструктур головы. Критерием успеха считалось состояние, когда поток энергии совершенно свободно и естественно тёк внутри всего тела, нигде не встречая помех на своём пути.

На третьем этапе переходили к работе с «Золотым Эликсиром». Этот термин обозначал не что иное, как нежнейший и тончайший золотистый Свет Дао. Подвижник учился находить Его в Изначальной Глубине и должен был постепенно приучать себя к Его состоянию, к состоянию бытия Им. Он также учился воздействовать этим Светом на тело. Под воздействием этого Изначального Света энергоструктуры тела должны были как бы «сгореть», «исчезнуть», чтобы внутри тела не ощущалось бы ничего более плотного, чем Свет Дао.

… Но пусть читающий эти строки поймёт, что работа с Изначальным Светом или «Золотым Эликсиром» — как Его ни называй — не должна сводиться только к проработке тела. Человек должен изменять себя самого как душу — свои эмоциональные состояния, в первую очередь.

Нет смысла вновь и вновь гонять по телу потоки энергии в надежде, что оно вдруг чудесным образом изменится, если душа при этом остаётся такой же грубой, как и была. Ведь цель алхимии — не в том, чтобы превратить тело в Золотой Свет, а в том, чтобы самому стать Золотым Светом Дао!

… Дао — это Покой.

Дао — это Блаженство.

Бессмертие — это соединение с Дао.

Многовековые традиции живут в Китае. Они могут лишь слегка забываться… — но вновь приходят на землю Поднебесной Те, Кто возрождают Учение о Пути и о блаженной Сути Высшего Плана Бытия.

— А Ты знал Лао-Цзы?

— Нет. Я знал Его Учение. Я жил на Земле позже.

— Расскажи, пожалуйста, больше о Себе, Хуань.

— Когда Я пришёл в последнюю земную жизнь, у Меня уже не было нереализованных прежде желаний души, требующих погружения в «земные» дела. Я не искал должностей и славы, богатства или женской ласки. У Меня не было иного стремления, кроме постижения Дао. Я пришёл, чтобы стать Учителем Дао, и именно это, заложенное ещё до воплощения намерение, вело Меня с раннего детства.

С младенческих лет Я жил в небольшом монастыре, который был жемчужиной мудрости.

Уже маленьким мальчиком Меня начали посвящать в жизнь Духа.

… Хуань показывает Себя-ребёнка — с ловкими ручонками и излучающим свет улыбающимся личиком. Мягко и легко Он двигается, лазает, кувыркается, свободно переключается на глубокий созерцательный покой, садясь рядом со взрослыми, пребывающими в медитации…

— Мою свободу никто не ограничивал, Я познавал окружающий мир, лазая по окрестным горам, наблюдая за растениями и всякой живностью…

Время медитаций взрослых было для Меня первыми уроками внутренней тишины. Покой постигался через молчание ума, погружённого в «Небесное сердце» — сердце духовное. Это были первые медитации, которым учили Меня.

Рассказы Моих наставников о Бессмертных Подвижниках служили основной пищей для Моего ума. Наставники умело включали в эти рассказы историю и этику, психологию и истины о Едином Боге.

Когда Я подрос, чакры и меридианы, органы тела и его устройство стали предметами Моего изучения. Я обладал ясновидением, развитым ещё в прошлых воплощениях, и легко осваивал работу с энергиями тела. Энергии струились внутри Моего тела потоками золотого света, подобно маленьким горным ручейкам. Каждый меридиан Я легко видел и мог направлять туда поток света.

Когда Я стал старше, следующим важным этапом была работа с Божественным Огнём. Я научился погружаться в Него в ядре Земли по структуре, называемой «стеблем золотого цветка». Я научился быть этим Огнём. Вся проработка тела до мельчайших меридианов на этом этапе была проделана снова — на новом уровне тонкости.

Божественный Огонь исходил теперь из Моих глаз. Или же Он мог быть проведён для целительства через меридианы рук. Я легко видел в телах других людей поражённые участки и засорённые меридианы, по которым не проходила энергия. И мог вымывать тёмные энергии или «сжигать» их в направленном на них потоке Огня.

Мне было разрешено помогать больным, приходившим в монастырь. Это было для Меня также бесценными уроками психологии: умения разбираться в людях. Ведь исцеление тела без преображения души не может дать прочного положительного результата. Напротив, оно может лишь отяготить судьбы исцелённого и самого целителя.*

Затем Я «скристаллизовал» огромное Духовное Тело. Вот таким Проявлением Я встречал вас впервые на этом Моём месте силы и в дальнейшем помогал вам прорабатывать ваши тела.

Дальше был этап слияния с Дао. Осваивалось Великое «Не-я». Это состояние нужно было научиться удерживать не только в течениe нескольких минут или часов. Им нужно было именно стать.

Это было недеяние от «я».

Это было немыслие от «я».

Это была «тотальная реципрокальность» в Обители Дао.

Это было постижение Великого Предела, Первопричины, Океана Дао.

Великое «Не-я» было теперь и Океаном Дао в Изначальной Глубине, и в каждом участке Моего тела.

Я учился быть Океаном Дао, Который заполняет изнутри всё, что проявлено, всё, что имеет форму и не имеет её.

Это состояние стало тотально! Блаженство Наитончайшего было во всём — а «меня прежнего» не было.

Всё, что погружено в Океан, — заполняется Им, подобно кувшину, погружённому в воду.

Я хотел бы подарить тебе состояние Великого «Не-я», именно соединённого с материальным телом. Это — то состояние, когда все части тела, очищенные от «я», погружены в Океан Дао и заполнены Его Великим Покоем.

Если жить так — то следующий шаг не представляет труда. Остаётся совсем немного: воспринять это Великое «Не-я» как Единственно сущее «Я» Дао. Для этого нужно вырастить огромное Бессмертное Тело — это есть то, что вы называете состоянием «Полного Роста в Творце». Можно также здесь говорить и о «динамическом аспекте Нирваны в Дао»: способности действовать из Вселенского Изначального, из Дао.

Я постиг это. И стал Мастером Дао.

— Хуань, а у Тебя было много учеников?

— Нет, не много: десятки, а не сотни. Я учил этому тех, кто были рядом, и тех немногих, которых приводил Бог. Одного из Них вы знаете, это — Хань.

Потом Я оставил людям Учение — и дальше помогал им уже из невоплощённого состояния — многим и многим. Я счастлив, что помогал и помогаю вам.

Люблю Я вас всех, вы — Моя весна!

… Хуань показывает китайские пагоды, пожилого даоса, поучающего ученика. Сады. Рукотворная красота…

— Такая среда благоприятна для познания Меня.

Я есть Красота! И отражением этой Красоты является красота людей, которые познали Меня!

… Ещё хочу обратить внимание на то, что через познание рукотворной красоты тоже можно приближать себя к познанию Меня.

… Хуань показывает «чайные дома», дорожки в парке, где обязательно журчит вода, цветут лотосы…

— Эта рукотворная красота погружает в покой и — через покой — в Меня. Я хочу, чтобы было так на всей Земле: чтобы растворяющий покой погружал в Меня!

— А как же красота природы?

— Но ведь есть люди, которые живут в городах и из городов практически не выезжают… Они могут хоть слегка прикоснуться к Красоте Дао через красоту рукотворную.

И обрати внимание: ведь красота душ — это тоже высшая рукотворная красота!