Главная :: Видеофильмы :: Аудиокниги :: Слайд-шоу и Скринсейверы :: Почта :: Ссылки ::  

Православный Священник Всея Руси

— Когда-то Я воплощался во времена первых христиан. Я не был прямым учеником Иисуса, не видел Его. Но волна Иисуса, которая всколыхнула тогда человечество, коснулась и Меня…

Я был убит тогда римлянами — так же, как очень многие, — в состоянии незыблемой веры в Иисуса, в то, что Он примет Меня… И Я достиг тогда райского состояния.

После того — воплощался ещё несколько раз, взращивая недостающие качества души, умножая в себе любовь, мудрость и силу.

На Руси Я воплотился из состояния почти достигнутой Божественности — с задачей привносить Любовь Христову в сердца людей. Был православным священником. Очень внимательно изучал традиции «дохристианской» Руси, которые тогда ещё маленькими очагами гнездились в глубинах лесов. Их уничтожали, как «языческие»…

Я пытался спасти то, что ещё было живо, сумел Сам понять тогда очень многое, достиг, благодаря этому, Слияния с Отцом. Но не смог соединить — для людей — лучшее в этих неудержимо расходившихся потоках… Мне не удалось изменить историю духовности на Руси…

— Но, пожалуйста, расскажи ещё хоть немного о Себе, если можно…

— Ладно…

Я получил духовное образование в Москве. Это было время после реформы патриарха Никона, когда страсти ещё не утихли. Идеи реформации церкви жили в умах — как добрых, так и недобрых.

Я был наполнен стремлением к преобразованиям церковной жизни по заповедям Иисуса Христа. Сердце горело, и ум пылал идеями преображения жизни духовной.

Мои горячие речи будоражили умы. И по окончании учёбы Меня поскорее отправили «с глаз подальше» в отдалённый приход.

Я счёл это ссылкой…

… Предгорья Урала, глушь…

Полуразвалившаяся церквушка, больше напоминающая скит, одиноко стояла в лесу, вдали даже от деревень, считавшихся её приходом.

Когда направляли Меня туда, то слышал Я злорадные шепотки за спиной:

— Научится теперь смирению да молчанию! Говорить-то будет не с кем! Старец-настоятель там — из бывших «смутьянов-нестяжателей» — теперь, говорят, стал молчальником, слова одного от него не услышишь за целый год…

Когда прибыл Я на место, горько и нерадостно Мне было. Кому Я здесь нужен? Зачем Я здесь?… Старец-настоятель прожил здесь один уже сорок лет. Что же? — и Меня ждёт такая же судьба? Можно ведь сойти с ума от такого!…

… Но удивительным теплом и лаской были наполнены глаза того старца…

— Как же живёте Вы здесь один, отче, столько лет?! — спросил Я.

— Почему же один? Я — с Господом Иисусом живу… — мягко улыбнулся в ответ старец Николай.

… И он стал учить Меня исихиивнутренней тишине.

Я научился ощущать Иисуса в сердце Своём.

Я ведь и прежде жил в любви, но теперь горячую страстность Свою научился погружать в глубины покоя и тишины…

Всё в нашей жизни заполнял теперь свет сердечный…

… Но старец Николай вскоре умер. Тихо и спокойно он ушёл, как будто заснул здесь — и проснулся в райской обители душ…

… Я стал пытаться возрождать духовную жизнь тех людей, которые жили в окрестных деревнях, и помогать им, чем мог…

… Однажды Я пытался спасти жизнь тяжело заболевшего ребёнка. Не было у Меня глубоких познаний в медицине. Я делал, что мог, чтобы уменьшился жар и облегчилось дыхание, с хрипами вырывавшееся из груди мальчика… Я делал руками то, что мог для помощи телу, а в сердце Своём горячо молил Иисуса исцелить его. Иногда Мне казалось, что жизнь ребёнка держится на силе Моих рук…, но исцеления «по молитве» не происходило…

Прошли уже почти сутки, когда в избу вошла удивительной красоты женщина… Густые русые волосы, спокойные серо-голубые глаза… Она на несколько секунд замерла в дверях, увидев Меня в чёрной монашеской одежде, на коленях стоявшего перед постелью ребёнка… Потом она решилась, вошла, поклонилась всем до земли и сказала тихо:

— Ты ступай домой, отче, вылечу Я мальчика!

Ноги почти не держали Меня. Я вышел в сени и стал читать молитву, но… провалился в чистый и ясный Свет… Был только Свет… Я не знал тогда, что окунулся в Свет Её Сознания

Когда Я очнулся, ребёнок был почти здоров и тихо спал. Женщины той уже не было…

Кто была Она, откуда — никто не знал…

… Однажды, когда Я зашёл далеко в лес, Мне вдруг на голову набросили что-то вроде мешка, связали и привели куда-то… Я думал, что это — разбойники и, призвав Иисуса в сердце Своё, опустился на колени и приготовился принять смерть.

Но услышал над Собою слова:

— Он не мыслит злого, развяжите его.

Когда сняли холстину с Моей головы, Я увидел высокого седого старика и многих людей — молодых и старых, мужчин и женщин… Среди них была и Та, Которая исцелила мальчика. Её звали Рада.

Так Я, по воле Господа, оказался в одной из общин, сохранявших знания и верования древней Руси… Высокий старик, по слову которого Я был освобождён, был ясновидящим и руководил жизнью тех людей. Рада приходилась ему внучкой.

Гонимые новой волной инквизиции, широко развёрнутой в эти времена против «староверов», а заодно и против всех неправославных, люди этой небольшой общины уходили от преследований всё дальше и дальше в леса… Они собирались прожить в этих краях зиму, а затем по весне идти за Урал, вглубь сибирской тайги.

… Я говорил им об Иисусе, рассказывал о том, чему Он учил. Они слушали, соглашались со всем, но от Моих предложений официально принять христианство, окрестившись, — отказывались…

… Я же — со всем жаром души — познавал новые для Меня духовные знания древней Руси. Я понимал, что Иисус учил как раз тому же Своих ближайших учеников, только называл это иными словами! Я видел, что именно этого ведь и не доставало Мне в Моих прежних духовных исканиях!…

Рада успела научить Меня не только целительству, но и упражнениям медитации — специальным приёмам для развития сознания. С грустью говорила Она о том, что большинство Её сородичей теперь волнует то, как выжить, а не то, как познавать Отца-Сварога…

Радовалась Она очень успехам Моим…

Удивительно легко и радостно было и Мне обучение в том лесном «живом храме»! Словно выпущенная из клетки, душа разливалась в молчаливом восторге — вместе со светом восходящего солнца — над простором земли: над рекой, над лесом дальним… Как в лесное озеро — погружалась душа в Свет Земли и растворялась в Блаженстве бытия Светом…

Так Я учился быть свободной от телесной плоти Душой-Светом…

Легко Мне всё давалось: «скристаллизованное» в прошлых жизнях сознание и исихия, обретённая с помощью старца Николая, позволили сердцу, устремлённому в любви к Господу, легко входить в Слияние с Ним…

… Но не долго продолжалось Моё обучение у Рады…

Я успел предупредить Моих новых друзей заранее о приближении тех, кто грозили им смертью на кострах…

Они ушли глубокой осенью…

… Я начал писать книгу, в которой стремился соединить истинное христианство Иисуса с теми знаниями о развитии души и познании Бога, которые получил от Рады.

Чем дальше, тем больше и Иисус включался в эту работу. Я получал от Него всё новые медитативные приёмы развития Себя. Иисус вёл Меня — и Я всё глубже проникал в Слияние с Отцом.

… Наконец, книга была завершена… Я изложил в ней Моё видение преобразований церкви, а также своды нравственных заповедей для мирян и священнослужителей…

В то время государь начал вводить некоторые реформы в государственном устройстве. Я увидел в этом малый шанс изменить ход развития православия на Руси…

Я приехал в столицу. Государь принял и выслушал Меня. Но не пришлись ему по вкусу Мои слова о духовности «новой России»: об иной славе страны он грезил!… Он равнодушно отдал Мою книгу на рассмотрение высшего духовенства…

… Меня даже не пытали, не мучили. Мои труды их так напугали, что Меня казнили сразу, чтобы ни одна мысль не просочилась из застенков. Все Мои записи были сожжены…

… Я принял смерть легко. Иисус был со Мной.

И Я стал Одно с Отцом!

* * *

— Ни на что не променивайте свою свободу!

Я вместе с вами буду осуществлять все дела!

Свет и Радость несите по всей Земле!

… Я нередко бываю с вами в лесу. Как хорошо быть с вами, прямо как слёзы наворачиваются на глазах! Если бы Я был воплощён, у Меня всегда бы текли слёзы от умиления — и от того, как хорошо быть с вами!

Если бы Я знал тогда, как надо воплощение проводить?! Вот так бы и ходил в лесах, познавая Бога!

В те годы смысл жизни не был во всей полноте понятен Мне…

Вот так бы: с вами, с вами!…

Полный статус Бога обретается тогда, когда человек осуществляет в полной мере то, что вы сейчас делаете.

… А ещё — Мне очень дорог женский Аспект Божественности! Как мало ты и Я знаем Божественных Женщин, вошедших в Обитель Творца, — в сравнении с «Мужиками»! И вместе с тем, как легко женскому началу попасть Сюда!

Должна быть разработана и претворена специальная женская программа, которую можно было бы внедрять через женские движения разных стран, «размешивая» группы, тем не менее, мужским началом. Эта работа будет легка и приятна. И Я буду вновь завидовать вам!

— «Женский Путь познания Творца»?

— Нет, не совсем так. Нужно — ласково и нежно! Подумай ещё раз и завтра обсудим.

Программа может быть такой:

1. Общефизическая подготовка с элементами самообороны.

2. Психическая саморегуляция с акцентом на раскрытие духовного сердца.

3. Экопсихология. Вселенское Духовное Сердце.


Элизабет Хейч:

— Это Я подсказала Алексею такую идею. Моя давнишняя мечта — выводить женщин из религиозного рабства!